Донецк: жизнь в условиях неопределенности

Жители ДНР живут в состоянии полной неопределенности и тревоги, на грани мира и войны. Ситуацию накаляют постоянные сообщения о возможных новых полномасштабных боевых действиях.

Реалии сегодняшнего Донецка таковы, что признаки мирной жизни здесь постоянно чередуются с напоминаниями о войне. Церковный звон перекликается с залпами оружия и автоматными очередями. Вооруженные столкновения по линии размежевания огня усиливаются. Центр города, днем идеально чистый, ночью сияет от света парковых фонарей. А в местах боевых действий зияют дыры разрушенных домов. Общественный транспорт ездит рядом с колоннами военной техники. В магазинах людей в камуфляжной форме не меньше, чем гражданских. Пенсионеры несут семейные драгоценности в ломбард, а ополченцы ездят в дорогих машинах без номеров и ужинают в ресторанах.

Все решает Путин?

«Да все у нас будет хорошо», — говорит в кругу своих знакомых молодой ополченец. По его признанию, он получает солидную зарплату — минимум двадцать тысяч гривен в месяц (это меньше тысячи долларов). Его брат погиб в бою. О себе говорит, что в любое мгновение готов попрощаться с жизнью. Хотя сам он цель этой войны не может определить. Так и говорит — «цели нет». Единственное, утверждает, что не хочет жить под «украми».

Центр ДонецкаЦентр Донецка

«А вообще, все решает Путин», — многозначительно заявляет молодой человек. То, что все решает Путин, считают многие. Одни против этого пассивно протестуют, другие искренне поддерживают. В компании ополченца — мирные, изможденные войной люди. Они пережили бомбежки своего города, прячась в подвалах, лишились работы. На их лицах — страх пережитого и переживания за дальнейшее существование. Только одни, как и раньше, надеются на Россию, другие же считают ее виновником трагедии — если бы не было поддержки России, то и войны не было бы.

В состоянии неопределенности

Обнищание, безработица, отсутствие социальных гарантий — таковы последствия военных действий. «Мы автоматически ходим на работу, получая зарплату раз в три месяца. Невзирая ни на что, мы стараемся отмечать праздники и радоваться друзьям, которые еще рядом, — говорит 45-летняя Елена, работающая в одной из структур, подчиняющихся ДНР. — Но, в действительности, никто не понимает, что будет с нами завтра, как и где мы будем жить, где и как будут учиться наши дети».

Колонна военного транспорта в Донецке Колонна военного транспорта в Донецке

Каждый вечер она, как и другие жители разных районов Донецка, опять слышит залпы. Время от времени они такие же мощные, как и до перемирия. «Если послушать политиков, то они только и гадают, будет ли новое наступление или нет. Каждый день называют новую дату. Но я уже не воспринимаю этот поток спекуляций, ни с одной стороны. Я вижу лишь реальность. И она бесперспективна», — говорит женщина.

Товары и цены теперь как в России

Между тем новая власть уже претворяет в жизнь свои обещания. Пенсии ДНР начала выдавать в рублях. В ответ на экономическую блокаду со стороны Украины магазины на неконтролируемых ею территориях заполняют товары из России. В супермаркетах, которые по неофициальной информации принадлежат теперь первым лицам непризнанной республики, уже больше половины продуктов — из России. Только радости от этого немного. «Мы же хотели пенсию как в России, а не цены. А теперь, получается, что размер пенсии не изменился, а цены выросли в три раза», — жалуются пожилые люди в огромных очередях за получением пенсий.

Пенсионеры в Донецке ожидают своей очереди для получения пособия Пенсионеры в Донецке ожидают своей очереди для получения пособия

«Далеко не все имеют мужество признать тот факт, что от Украины мы сами отказались, а России — не нужны», — говорит один из жителей Донецка, который в последние годы работал в банковской сфере. В настоящий момент он присматривает за собственностью банка, за тем имуществом, которое осталось незахваченным. Время от времени ему приходится вести какие-то переговоры с представителями новой власти.

«Это все отдельные попытки как-то существовать — напечатать ценники в рублях, организовать выплату первой пенсии в рублях. А ведь экономика разрушена войной, финансовой системы нет. Она и не может цивилизованно работать в непризнанной республике», — замечает мужчина.

Говорит, ДНР и рада была бы запустить банковскую систему, заблокированную Украиной на неконтролируемых территориях, но это невозможно. «Российские банки в непризнанную республику не идут. А ДНР сама по себе не знает, что ей делать. Они ожидают, что скажет Путин», — отмечает собеседник.

Минские договоренности — единственный мирный план

» У нас у всех были надежды на минские договоренности», — добавляет он, имея в виду коллектив, в котором работает. Его коллеги почти все выехали из Донецка. Часть из них в ожидании и при первой возможности вернулась бы на работу, утверждает мужчина.

Юрист из Донецка Светлана, которая теперь проживает в Днепропетровске, говорит, что и она бы с радостью вернулась в родной город, однако при условии, что это не будет непризнанная республика. «Здесь все пристраиваются как-то полулегально существовать. Но, в действительности, в непризнанной республике нет перспектив», — говорит правовед.

В настоящий момент все дискутируют о сценариях дальнейшего существования Донбасса. Впрочем, сколько бы ни ставили под сомнение новые минские договоренности и их результаты, никто из политиков не предложил другого адекватного выхода из этого кризиса. И это единственная программа примирения сторон конфликта и возобновления нормальной жизни для миллионов людей. Все остальное — это снова война, убеждена собеседница.

Источник dw.de

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply