Победа над правдой

После юбилейных торжеств в Москве остается впечатление, что победа в Великой Отечественной войне — абсолютно главное событие в тысячелетней истории России и единственное безусловное оправдание существования Российского государства. Принимая небывалый по количеству войск и техники парад, президент Путин заявил, что эта победа является «героической вершиной истории нашей страны». Получается, что после 1945 года Россия движется по нисходящей. Что ж, возможно, президент не так уж не прав — но звучит это нелестно. Печальна судьба страны, национальная гордость и идентичность которой сводятся к одному историческому событию. А Вторую мировую войну народы мира вспоминают прежде всего как величайшую трагедию. И только у нас о ней говорят как о величайшем триумфе.

Во время шествия «Бессмертного полка» Путин сказал: «Я думаю, что мой отец так же, как и миллионы простых солдат — а он был простым солдатом, — имели право пройти по этой площади. Но судьба сложилась так, что не все смогли пройти по Красной площади». Однако президент не собирается разбираться, почему так много наших соотечественников не дожили до победы.

На встрече с лидером КНР Си Цзиньпином президент России заявил: «В результате Второй мировой войны Советский Союз и Китай оказались наиболее пострадавшими государствами, поскольку у нас погибло наибольшее количество граждан — как в Советском Союзе, так и в КНР». Что ж, гордиться миллионами погибших — это вполне в духе азиатских деспотий. А 9 мая президент России похвалил Китай за то, что тот «потерял в этой войне многие и многие миллионы людей». И заявил, будто через Китай «проходил главный фронт борьбы с милитаризмом в Азии». Это очевидное насилие над исторической правдой. Главный фронт борьбы с японской агрессией был на Тихом океане, и основной вклад в победу здесь внесла Америка. Китай же оставался второстепенным театром боевых действий. Но Путину очень не хочется признавать американский вклад, зато хочется сделать приятное китайцам, с которыми он собирается дружить против США.

В своей речи на Красной площади российский президент ни разу не упомянул ни Украину, ни Молдавию, ни страны Балтии, ни Польшу, проигнорировавшие московские торжества. Подчеркнул, что на Восточном фронте «проходили крупнейшие по количеству войск и техники, решающие битвы Второй мировой». И сначала поблагодарил за помощь Англию, затем Францию и только в заключение — США. Хотя именно помощь со стороны Америки, на долю которой приходились и львиная доля поставок по ленд-лизу, и основная часть союзных войск, высадившихся в Европе, и главная масса авиации, бомбившей Германию, имела решающее значение для общей победы. И без американской и британской помощи мы бы не победили. Без нее Гитлер мог бы бросить против СССР втрое больше самолетов, вдвое больше танков, в полтора раза больше пехоты. А Советский Союз, со своей стороны, имел бы вдвое меньше самолетов, танков и снарядов и не мог бы быстро перемещать войска без поступавшего от союзников автотранспорта и бензина.

Чтобы доказать народу величие победы в Великой Отечественной и безгрешность Сталина как полководца, приглушить вопрос о цене победы, в России продолжается процесс занижения советских и завышения немецких военных потерь. Бывший начальник управления Минобороны, член президиума одиозного Российского военно-исторического общества генерал-майор Александр Кирилин  утверждает, что, по последним архивным данным, потери германских войск погибшими составили 8 876,3 тыс. человек, что превысило потери советских войск в войне на 207 900 человек. Теперь это официально принятая величина соотношения потерь двух армий.

Однако все эти цифры — чистой воды патриотическая фантастика, в которой российское Министерство обороны упражняется уже более двадцати лет. Я сам еще с начала 90-х занимаюсь подсчетами потерь всех стран во Второй мировой войне. Их результаты опубликованы в книге «СССР и Россия на бойне. Людские потери в войнах XX века«. И они разительно отличаются от российских официальных цифр. По моим оценкам, Красная Армия потеряла погибшими 26,9 млн человек. Общие же безвозвратные потери населения СССР составили от 40,1 до 40,9 млн. человек. Потери вермахта в целом можно оценить в 4-4,5 млн человек, причем на Восточном фронте на одного убитого немца приходилось десять убитых советских солдат. А в 1941-1943 годах соотношение потерь было еще хуже для нас. Так, 18 сентября 1942 года всего одна советская 258-я стрелковая дивизия под Сталинградом потеряла 978 человек убитыми. Чтобы понести сопоставимые потери убитыми (1538 человек), шестнадцати дивизиям 6-й немецкой армии пришлось сражаться десять дней — с 11 по 20 сентября. Причем все они вели активные боевые действия — наступали и оборонялись.

Что же касается потерь Китая в войне с Японией в 1937-1945 годах, то официальная китайская цифра — 20 млн человек — внушает большие сомнения. Потери китайской армии оцениваются в 2,8 млн погибших, а потери мирного населения в ходе военных действий вряд ли превышали 1 млн человек. Для второстепенного театра потери немалые, но совсем не рекордные для Второй мировой войны. Это в сумме меньше, чем общие потери Польши (о от 4,5 до 6 млн погибших). Смертность же от голода в Китае нельзя считать военными потерями, так как она имела место и до войны, и после нее.

Что же касается Красной Армии, то она просто завалила неприятеля трупами. По-другому Сталин воевать не умел и не хотел, ибо в профессиональной армии видел угрозу собственной абсолютной власти и предпочитал иметь многочисленное, но необученное ополчение. Таким способом вести войну можно было, только имея в своем распоряжении безропотное большинство народа, готовое платить любую требуемую властью цену за обещанное грядущее счастье. И мы победили не «вопреки бесчеловечной системе», как называлась в 1993 году программная статья Дмитрия Волкогонова, а только благодаря ей, ибо все главные решения принимал, как и сейчас, только один человек. И иначе в Великой Отечественной войне победить наша страна не могла. В этом отношении Путин вполне наследует Сталину. И народ ему достался во многом тот же — не спрашивающий о цене победы и оболваненный тотальной пропагандой. Поэтому, в частности, в обществе не чувствуется беспокойства по поводу российских потерь в Донбассе, тревоги насчет того, что в первом квартале 2015 года смертность в России вдруг выросла на 23,5 тыс. человек, или на 5,2%. Без жертв в Донбассе этот феномен полностью объяснить трудно, однако эйфория по поводу «русского мира» до сих пор не проходит. А юбилейные торжества призваны ее подкрепить.

Источник grani.ru

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply