Герой и хор

Алексей Мозговой был убит 23 мая, на фоне бесконечных празднований годовщины образования ДНР-ЛНР. Некоторые из тех, с кем он пошел на дело прошлой весной, — Игорь Гиркин, Игорь Безлер, Валерий Болотов, Николай Козицын — теперь в России, и там им очень скучно. Вытурили с Донбасса под белы ручки. Назад никак. Так что с горя награждают друг друга самодельными медальками. Другие остаются в регионе, и те, кто еще жив, горько разочарованы. Реальность существования в «народных республиках» оказалась далека от ожиданий.

С сентября прошлого года в ДНР и ЛНР начался этап реального государственного и военного строительства. Они были отданы на откуп назначенным Кремлем марионеткам из числа героев «русской весны» второго-третьего плана. Те где лаской, где таской начали сводить разнородные банды с громкими названиями, контролировавшие отдельные города и местности, в нечто, что хотя бы по форме должно было напоминать армию и милицию. Тем более что Россия обещала не жалеть на них денег, оружия, консультативной и организационной поддержки.

Разумеется, этот процесс сопровождался масштабным перераспределением финансовых потоков, идущих от различных видов теневого бизнеса, которые успели создать руководители банд. Тремя самими лакомыми кусками стали: 1) распределение гуманитарной помощи, поступавшей из России, чтобы вскоре оказаться на рынках; 2) вывоз и сбыт «отжатых» автомобилей, металла и оружия на территории России; 3) нелегальная торговля углем с украинскими предприятиями.

Недовольные усилением глав территориальных образований полевые командиры поначалу бурно выражали свои эмоции и даже собирались в ноябре-январе с ними расправиться. Однако Москва не дремала. С ее помощью сначала принудительный мир был заключен в Донецке — и главный бунтарь Игорь Безлер из контролируемой им Горловки отправился в Россию.

Более сложная ситуация была в ЛНР, где в настоящий заговор против Игоря Плотницкого были вовлечены большинство полевых командиров, особенно те, кто подчинялся сидевшему в Ростове казачьему атаману Николаю Козицыну. Она стала разруливаться сразу после встречи Нового года. 1 января «при аресте» на трассе был показательно сожжен из огнеметов командир «Группы быстрого реагирования «Бэтмен» Александр Беднов, являвшийся, по всей видимости, центральной фигурой заговора. Его группировка, контролировавшая ряд объектов в Луганске, была тут же разоружена, а многие ее члены арестованы.

Затем «народной милицией» ЛНР вместе с «частной военной компанией Вагнера» были разоружены «отдельная бригада особого назначения Министерства госбезопасности ЛНР «Одесса» (10 января) и казачий полк «Измаил» в городе Свердловске (14 января). Полковник Евгений Вагнер (1971 г.р., российский немец из Киргизии), по совместительству, кстати, является заместителем командующего российской группировкой на Северном Кавказе, ранее она командовал 55-й дивизией внутренних войск. Он известен как специалист по борьбе с исламистским подпольем в Дагестане.

Компанию несколько замедлили возобновившиеся 15 января боевые действия, которые привели к мобилизации многих группировок. Но и в ходе боев продолжал наводиться порядок. Так, 23 января неизвестными был убит фактически работавший на передовой «народный мэр» города Первомайска, поставленный туда Козицыным, — Евгений Ищенко, который в разговорах с журналистами не раз выражал недовольство тем, как в Луганске распределяют гуманитарную помощь. Его убийство было быстро списано на не пойманных украинских военных. 28 февраля в Красном Луче был вместе с 19 членами своей банды арестован «атаман» (он также подчинялся Козицыну) Сергей Косогор, контролировавший и грабивший город с октября прошлого года.

Таким образом, из крупных фигур, противостоявших Плотницкому еще в декабре, на территории ЛНР оставалось двое. Это был Алексей Мозговой (1975-2015) — бывший танцор, бандит, разнорабочий на московских стройках, прапорщик военкомата, ставший приверженцем своеобразных социалистических и антиолигархических идей, — и Павел Дремов, бывший российский военный, бандит с тюремным сроком, считавший себя и своих сторонников казаками, однако отказывавшийся подчиняться Козицыну.

Они оба были руководителями крупных отрядов, которые контролировали города на севере Луганской области и вместе отошли под давлением украинской армии в июле прошлого года в нынешний район действий — северо-западнее Луганска, на стыке ДНР и ЛНР. В августе-январе они благодаря российской поддержке сумели преобразовать свои отряды в регулярные части, которые активно принимали участие в наступлении на Дебальцевский котел в январе-феврале. Незаменимость их относительно дисциплинированных отрядов для борьбы с украинской армией в этом регионе, по-видимому, долго сдерживала давно назревшую расправу. О ней и Дремов, и Мозговой не раз публично говорили в последние месяцы. С другой стороны, и полностью «ложиться» под Плотницкого они не собирались. Несмотря на вхождение их банд в состав официальной армии ЛНР, они оставляли прежние структуры нетронутыми. Так, бригада Мозгового «Призрак» продолжала существовать параллельно с созданным на ее основе 14-м территориальным батальоном «народной милиции» ЛНР.

Пытаясь найти себе политическую крышу в России, Мозговой и Дремов придумали наивный «Русский проект», предполагавший организацию при Федеральном собрании РФ «Русского народного собрания». Последний раз про него было объявлено буквально на днях. Однако поиграть в «русского политика» одному из них уже точно не придется.

Пропагандисты ЛНР стараются списать гибель Мозгового и его спутников на украинскую сторону, нарушившую якобы минские договоренности. Они напоминают, что 7 марта в том же месте на Мозгового было совершено неудачное покушение, ответственность за которое взяли на себя украинские партизаны. Однако сделанное сутки спустя заявление командира украинской боевой группы «Тени» о том, что убийство совершили его бойцы, доверия не вызывает, поскольку сообщенные им подробности целиком совпадают с уже имевшейся в прессе информацией.

Гораздо более правдоподобно выглядит предположение о том, что устранение Мозгового произошло в ходе внутренней борьбы в ЛНР. Там лидеров банд, убитых «своими», куда больше, чем погибших в войне с украинским государством. Там больше не осталось места «романтикам с большой дороги», на место которых неизбежно приходят немногословные профессиональные военные. Об этом пока остающимся в живых «романтикам» еще есть время подумать.

Источник grani.ru

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply