КТО УГРОБИЛ АТОММАШ? Передовые ядерные технологии РФ — плод больного воображения. Или просто миф?

Автор: Надежда Попова, журналист, г. Москва — Волгодонск, Ростовская область |

Маститые аналитики полагают: если бы в руках знаменитого олигарха, бывшего заключенного Михаила Ходорковского, в свое время находился не нефтяной краник, а ядерный реактор или хотя бы контейнер с оружейным плутонием, итог его политических устремлений мог быть совсем иным. И вряд ли бы он столько лет провел в страшной тюрьме по соседству с урановыми рудниками… Бизнес Ходорковского пустили под откос. Хорошо, что он вышел из тюрьмы живым. И не калекой. Другим повезло меньше. А разграбление бизнеса в РФ продолжается. И журнал «Объектив» постоянно пишет об этом российском «феномене». Под нашим прицелом — Тюменская область и Ханты-Мансийский АО. Но мы, журналисты, выяснили еще и вот что: нынче в сфере интересов мошенников самого высокого уровня находятся отнюдь не автомобильные гиганты, лесопромышленные предприятия или нефтяные месторождения, а… ядерный комплекс России. И самые поганые дела сегодня творятся в Ростовской области, в городе Волгодонске. Несколько лет назад именно в этом регионе РФ цинично был разграблен АТОММАШ — флагман отечественного атомного машиностроения. Председатель Совета директоров АТОММАШа Сергей Якунин был «раздет» до нитки. Сергей Павлович принес к нам в редакцию килограммы обличительных документов.

Что же случилось с АТОММАШем? И кто помог крупному промышленному объекту превратиться в развалины?

Дефолтные постановления и «мохнатая лапа»
Но для начала перенесемся в Москву на Большую Ордынку, 24. В этом доме находится роскошное здание Государственной корпорации «Росатом». Похоже, что многим так до сих пор непонятно, как бывший полпред Президента в ПФО, неатомщик и не физик С. Кириенко оказался в кресле атомного министра. Случилось это осенью 2005 года. Сергей Кириенко занял «зеленый» кабинет экс-министра Евгения Адамова, несмотря на специальные «дефолтные» постановления Совета Федерации РФ (от 15 октября 1998 г. № 447-СФ и от 19 марта 1999 г. № 113-СФ) о недопустимости назначения Сергея Кириенко на какие-либо высокие государственные посты. Но кто протащил господина Кириенко на этот высокий и очень ответственный пост? Чья «мохнатая лапа»?

Профессионалы не скрывают удивления. Один из них, депутат Государственной Думы, доктор технических наук, физик-ядерщик профессор Иван Никитчук высказался по этому поводу так:

— Сергей Кириенко — судостроитель по основной специальности. Мы до сих пор краснеем за бывшего министра Адамова, а тут такой сюрприз. Сколько времени Кириенко был премьером? С апреля 1998 года по август 1998 года. Сколько дров наломал? Еще, правда, руководил работами по химическому разоружению, но это не имеет ничего общего с ядерными проблемами. Говорят, что решение о его назначении наверху было принято еще в 2004 году. В новой для себя должности Кириенко быстро освоился. И начал предлагать руководству страны одну идею за другой.

Причем одна идея была бредовее другой. Сегодня уже можно подводить итог шизофреническим проектам С. Кириенко: именно с его подачи начали «модернизировать» дряхлые ядерные реакторы на Ленинградской атомной станции, из каких-то старых подвалов вытащили на свет Божий покрытый паутиной проект плавучей АЭС. Именно Кириенко затеял суету со строительством никому не нужной Балтийской АЭС (сегодня проект свернут, миллиарды «закопали» в землю). И именно Кириенко распорядился возобновить работы по строительству опасных быстрых реакторов на Белоярской атомной станции. Но самое главное — именно с приходом Кириенко полностью рассыпался АТОММАШ в Волгодонске.

Сегодня у России нет этого промышленного гиганта… А что есть? Лишь миражи. И с этими миражами Россия, вернее «Росатом», грозится построить новенькие ядерные реакторы Чехии, ЮАР, Словакии, Венгрии, Польше, Финляндии, Британии, Казахстану, КНР, Индии…
Каким образом? Из песка?

Государев реактор и частная турбина
В огромном атомном хозяйстве России нездоровая возня вокруг ядерных турбин, трубопроводов и котлов началась более 20-ти лет назад. Именно тогда на Балаковской атомной станции в Саратовской области сотрудники ФСБ обнаружили… частную турбинную установку ядерного реактора ценою в пять миллиардов рублей. Работники АЭС никак не могли понять: если турбина частная, то почему ее должен обслуживать тот же самый коллектив, что и всю станцию? А если реактор государственный, то как поступать с «наваром» от частной турбины?

Кому же принадлежала турбина? Выяснили: Сергею Иванову, ген. директору Энергетической русской компании (ЭРКО). Сегодня Иванов занимает пост заместителя директора концерна «Росэнергоатом».

Сама ЭРКО была создана именно для привлечения частных инвестиций в атомную энергетику. Компания выкупила оборудование для Смоленской, Калининской и Балаковской атомных станций. В 1993 году с ними были заключены договоры об аренде оборудования, оставшегося в собственности ЭРКО. Но в 1995 году был принят закон «Об использовании атомной энергии», по которому все сооружения и комплексы с ядерными реакторами, в том числе атомные станции, были закреплены в федеральной собственности. И ЭРКО предложила эту собственность выкупить, чтобы компания могла выплатить компенсацию частным акционерам. Все это не помешало в 2002 году министру по атомной энергии Александру Румянцеву назначить Сергея Иванова исполнительным директором концерна «Росэнергоатом» (даже несмотря на приватизацию ядерной турбины). В результате нет сегодня в отрасли личности более скандальной (разве что вышедший из бернской тюрьмы Евгений Адамов), чем г-н Иванов. Но Кириенко уже догнал и того, и другого: именно при нем завалился такой гигант машиностроения, как знаменитый АТОММАШ…

«Раковая клетка» в действии!
Бывший атомный министр Александр Румянцев тоже не возражал против приватизации российских АЭС. Хотя поначалу, в декабре 2001 года в интервью агентству РБК он громко заявил о том, что приватизация АЭС запрещена законом, что нельзя акционировать не только ядерные реакторы, но и всю инфраструктуру станций: котлы, трубопроводы, турбины с генераторами. Но ровно месяц спустя Румянцев в интервью на радиостанции «Эхо Москвы» заявил: если «Росэнергоатом» и останется государственным заведением, отдельные компоненты системы, например, турбины, все же могут быть… проданы. В конце концов реактор и турбинный зал находятся в разных зданиях. Значит, можно привлечь частные инвестиции в развитие атомной энергетики.

— Соответствующие поправки к закону «Об использовании атомной энергии» уже готовятся, — заявил г-н Румянцев.

Схема такова: пользуясь своими связями в руководстве «Росатома», ловкие люди с АЭС (через подставных лиц) скупают турбины при энергоблоках АЭС (как это сделали предприниматели из ЭРКО), потом «выкачивают» деньги атомщиков за пользование «частной» турбиной. Об угрозе такой чисто номенклатурной приватизации в своем известном письме предупреждал Президента Ельцина самый первый российский министр по атомной энергии Виктор Михайлов. Он просил Ельцина еще в 1999 году отправить Евгения Адамова в отставку. Адамова отправил в отставку уже Владимир Путин, но кресло на Ордынке занял Румянцев. Именно тогда и пробил час «атомных приватизаторов». Очевидно, идея использовать ЭРКО как «раковую клетку» поступила от одного из ловких росатомовских менеджеров.

В общем, у Сергея Кириенко было у кого перехватить «смелую» инициативу. И начать действовать!

Атомная отрасль РФ: состояние резко ухудшилось

Эксперты отмечают, что Кириенко давно «держит всех за идиотов». Будущее представляется таким. Например, сначала он заявляет, что собственник АЭС не изменится: государство будет владеть 100-процентным пакетом акций на всех АЭС. И тут же говорит об инвестициях, которые для ОАО привлекаются гораздо легче, чем на госпредприятия. Вероятно, спустя короткое время после акционирования вдруг выяснится, что атомщикам катастрофически не хватает средств для безаварийной работы электростанций, и поэтому нужно разрешить ОАО со 100-процентным госучастием продать часть пакетов частным инвесторам. Затем пойдут заявления инвесторов о том, что без полноценного контроля за управленческими решениями на предприятиях они не могут добиться рентабельности. И, пользуясь наличием блокирующих пакетов, станут тормозить все решения, которые будут идти вразрез с «эффективным управлением». Тогда государство пойдет на уступки, позволив продавать инвесторам контрольные пакеты акций предприятий атомного комплекса…

Нам удалось получить у одного из депутатов Госдумы «Закрытую справку о состоянии дел в атомной энергетике РФ». Цитируем: «Управление отраслью в целом и концерном „Росэнергоатом“ за последние несколько лет резко ухудшилось. Исполнительная дисциплина находится на крайне низком уровне. Не выполняются не только собственные решения, но и решения, принимаемые Правительством РФ, а также прямые указания Президента РФ (в частности, по письмам губернаторов Курска, Санкт-Петербурга и Саратова, связанных с проблемами атомной энергетики). Система управления концерном запутана, отсутствует взаимодействие между технической и исполнительной дирекцией, между центральным офисом и АЭС».

— Системный кризис. Финансовое состояние отрасли близко к банкротству из-за нерационального использования инвестиционных средств, — прокомментировал этот документ доктор технических наук Иван Никитчук. — Деградирует и отраслевая наука, и ее отраслевая база. Полностью сорвана программа строительства новых энергоблоков, принятая несколько лет назад Правительством РФ «Энергетические стратегии развития России на период до 2020 года».

О каких новых атомных стройках продолжает фантазировать С. Кириенко?

Всесоюзная гордость — завод «Атоммаш» — в советское время мог давать восемь ядерных комплекта в год.

hujtvjtby

Источник: http://volgodonsknews.ru

Атомный богатырь
А теперь перенесемся в Ростовскую область, в город Волгодонск.
— Государственное предприятие «Волгодонское производственное объединение атомного энергетического машиностроения „АТОММАШ“» (ГП ПО „АТОММАШ“) создавалось для производства уникального оборудования — первого контура атомных электростанций с водо-водяными реакторами корпусного типа, а также основного оборудования для реакторов на быстрых нейтронах и атомных станций теплоснабжения (приказ МЭМ СССР от 26 декабря 1987 г. № 363), — рассказывает председатель Совета директоров Сергей Якунин. — Более 60 % станочного оборудования предприятия составляли уникальные станки, купленные за рубежом. Расчетная проектная мощность завода — восемь комплектов реакторного оборудования ВВЭР-1000 в год.

По распоряжению Правительства РФ (21.08.1992 № 1542-р) ГП ПО «АТОММАШ» преобразовано в акционерное общество открытого типа «АТОММАШ» (АООТ «АТОММАШ»). После проведения чековых аукционов в государственной собственности оставалось 30 % акций и одна «золотая акция» АООТ «АТОММАШ». Свертывание работ по развитию атомной энергетики привело предприятие к накоплению значительной кредиторской задолженности (243,09 млрд рублей по состоянию на 01.10.1995 г.). На основании определения Арбитражного суда Ростовской области (по иску территориального агентства ФУДН) от 29.11.1995 г. было назначено внешнее управление имуществом АООТ «АТОММАШ» сроком на 18 месяцев с введением моратория на удовлетворение требований кредиторов.

Арбитражным управляющим по предложению Ростовского территориального агентства ФУДН был назначен некий А. Степанов, являвшийся на момент назначения первым вице-президентом (с 1996 года — генеральным директором) АООТ «Энергомашкорпорация» (г. Москва).

В течение года АООТ «Энергомашкорпорация» скупила 10,8 % акций и свыше 40 % кредиторской задолженности АООТ «Атоммаш».

Это позволило, при прямой поддержке руководства территориального управления ФУДН по Ростовской области (Т. Грамотенко) — второго по значению кредитора, арбитражному управляющему А. Степанову провести решение о создании открытого акционерного общества «ЭМК-Атоммаш» (протокол собрания кредиторов АООТ «Атоммаш» от 22.11.1996 г. № 3). При этом учредителями ОАО «ЭМК-Атоммаш» с уставным капиталом в 1400 млрд рублей стали АООТ «АТОММАШ» (85,7 % уставного капитала) и ОАО «Энергомашкорпорация» (14,3 %). В качестве вклада в уставный капитал АООТ «Атоммаш» внесло принадлежавшее ему имущество (наиболее ликвидные основные фонды, оборотные средства и нематериальные активы) на сумму, равную 1200 млрд рублей. Фактически был произведен увод наиболее ликвидного имущества и основных производственных фондов АООТ «АТОММАШ» в обмен на акции ОАО «ЭМК-Атоммаш», ликвидная стоимость которых в 1997 году была снижена до 30 % от номинальной. На балансе АООТ «АТОММАШ» оставалось лишь имущество, не задействованное в производственном цикле, а также замещенные активы в виде акций ОАО «ЭМК-Атоммаш». «АТОММАШ» фактически прекратило производственную деятельность. И по состоянию на 1 апреля 1999 года в АООТ «АТОММАШ» работало лишь 25 человек из числа работников ликвидационной комиссии и аппарата конкурсного управляющего.

В ходе внешнего управления (арбитражный управляющий А. Степанов) кредиторская задолженность АООТ «АТОММАШ» выросла и по балансу на 1 июля 1997 года составила уже 526,7 млрд рублей, дебиторская — 106 млрд рублей, в том числе безнадежная к взысканию — 4,9 млрд рублей.

Произошел рост убытков, составивших 563,2 млрд рублей, в том числе от основной деятельности — 40,6 млрд рублей, а долгосрочные финансовые вложения представляли собой в основном средства, вложенные в акции ОАО «ЭМК-Атоммаш» и коммерческих банков на сумму 696,1 млрд рублей.

Таким образом, в результате проведения внешнего управления кредиторская задолженность АООТ «АТОММАШ» выросла более чем в два раза (погашено лишь 46,97 млн рублей), 6,3 тыс. работников переведены на работу в ОАО «ЭМК-Атоммаш», ликвидные активы (акции ОАО «ЭМК-Атоммаш») были скуплены ОАО «Энергомашиностроительная корпорация». Как следует из представленных в Счетную палату документов, в настоящее время владельцем 100 % акций ОАО «ЭМК-Атоммаш» является ОАО «Энергомашкорпорация» (г. Вельск Архангельской области; генеральный директор — А. Степанов).

В связи с окончанием 29.05.1997 г. срока внешнего управления и недостижением его цели, решением Арбитражного суда Ростовской области от 30.09.1997 г. внешнее управление имуществом АООТ «АТОММАШ» было прекращено и предприятие признано несостоятельным (банкротом) с его последующей принудительной ликвидацией (решение зарегистрировано Постановлением главы администрации г. Волгодонска от 25.11.1999 г. за № 1898). Таким образом, при прямом участии должностных лиц ФУДН и его территориального агентства в Ростовской области государству был нанесен материальный ущерб: из государственной собственности изъяты 30 % акций АООТ «АТОММАШ» (наиболее ликвидные основные фонды, оборотные средства и нематериальные активы предприятия в ноябре 1996 года были
оценены на сумму 1200 млрд рублей) и переданы ОАО «ЭМК-Атоммаш».


hgmkhФеномен Александра Степанова

Один из могильщиков АТОММАШа и есть Александр Степанов… В рейтингах деловых изданий среди российских олигархов он выглядит почти инопланетянином. Свою карьеру Степанов начал выстраивать в положении чрезвычайном: перед тем, как заняться бизнесом, он попал в тяжелую дорожную аварию и лишился тазобедренного сустава. С тех пор ходит с палочкой. Потом обзавелся еще одним опаснейшим заболеванием (при переливании крови). Но в 1993 году Степанов сколотил «Энергомашиностроительную корпорацию» (ЭМК). К 1998 году его корпорация объединила несколько десятков стратегических предприятий в области энергомашиностроения, включая «Электросилу», Ленинградский металлический завод, Подольский машиностроительный завод, Белгородский завод энергетического машиностроения, Барнаульский котельный завод, «Уралэлектротяжмаш», «Уралгидромаш», Завод турбинных лопаток, «Чеховэнергомаш», «АТОММАШ».

— Финансовая база концерна выстраивалась при помощи циничных приемов, — рассказывает Сергей Якунин. — Деньги брались взаймы. Огромные кредиты оформлялись непосредственно на «Энергомашиностроительную корпорацию». В кризисном 1998 году, когда должника атаковали кредиторы, руководители ЭМК решились на трюк, который впоследствии был признан классическим: по фиктивному договору купли-продажи вывели акции сорока предприятий, входивших в корпорацию, на баланс новой структуры, ОАО «Энергомашкорпорация», после чего первое промышленно-энергетическое детище Степанова скоропостижно обанкротилось. В 2001 году Генеральная прокуратура усмотрела в действиях Степанова и К признаки преднамеренного банкротства. Было возбуждено первое уголовное дело.

Расследование обстоятельств краха «Энергомашиностроительной корпорации» длится и по сей день. Причем довести дело до суда правоохранительные органы не могут по причине поразительной ловкости Степанова. Концерн, один раз уже сменивший обличие в кризисном 1998 году, был заново тщательно перетасован. Взамен прежней была учреждена новая головная структура — группа «Энергомаш», в состав которой вошли ОАО «Энергомашкорпорация», которая владеет заводами по производству оборудования для электрических станций и нефтегазохимического комплекса в семи городах РФ; ОАО «ГТ-ТЭЦ Энерго», специализирующийся на строительстве малых ТЭЦ и продаже электрической энергии, а также сеть инжиниринговых центров. Все активы группы были консолидированы на балансе британской оффшорной фирмы «Energomash UK Ltd», а более 90 % акций принадлежало гендиректору ОАО «Энергомашкорпорация» Александру Степанову.

Но первые крупные неприятности у господина Степанова начались сразу после обращения бывшего начальника ГУВД г. Москвы Владимира Пронина к главе МВД Рашиду Нургалиеву, в котором тот сообщил, что ОАО «Энергомашкорпорация» существует только за счет вновь привлекаемых заемных денежных средств, что может являться признаком финансовой пирамиды. А еще один, более сокрушительный удар по бизнесу Степанова нанес Герман Греф. Он обратился к правоохранителям с требованием немедленно пресечь разворачивающийся процесс открытого хищения денег. Уголовное дело № 276078 по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере») было возбуждено против А. Степанова 18 августа 2010 года. Арестовали его прямо в здании центрального офиса Сбербанка. Санкцию на арест экс-владельца «Энергомаша» выдал Тверской суд Москвы.

yijkn

Источник: http://yaconto.com

Кредит из Казахстана
Казалось бы, при таких обстоятельствах любой олигарх, не дожидаясь ареста, спешно улетает в Лондон. К счастью для российского угрозыска, без особой надежды пытающегося добиться выдачи некоторых коллег Степанова, мошеннику дорога на берега Темзы давно заказана. Степанов уже несколько лет числится в фигурантах уголовного дела о хищении кредитных средств казахстанского БТА-Банка. Дело в том, что в августе 2008 года Степанов сумел договориться в Казахстане об открытии кредитной линии в 500 млн долларов.
Обеспечением по кредиту выступил уже заложенный «Сбербанку» пакет акций головного оффшора «Energomash UK Limited» и компании Степанова «Rolls Finance Limited», созданной специально под эти цели.

БТА-Банк успел перечислить 365 млн долларов прежде чем обнаружил мошенничество. Этой аферой занимался Высокий суд Лондона. Фигура российского олигарха особого доверия не вызвала. Поэтому, когда в ходе досудебного разбирательства Александр Степанов представил соглашения с банком, Высокий суд Лондона решился провести специальную почерковедческую экспертизу. Все документы оказались фальшивыми.

14 октября 2009 года Высокий суд Англии постановил взыскать с господина Степанова 468 млн долларов в пользу БТА-банка. Кроме того, экс-владелец «Энергомаша» получил письменное предписание раскрыть информацию о своих активах. Но он все это проигнорировал. Тогда Высокий суд Англии признал Александра Степанова виновным в неуважении к суду и выдал ордер на арест, приговорив к двум годам тюремного заключения. Тот же суд принял решение о взыскании с предпринимателя свыше 486 млн долларов и принудительной ликвидации «Energomash UK».

Российским коллегам лондонских судебных приставов повезло еще больше. К маю 2010 года долги группы «Энергомаш» достигли 63 млрд рублей, а в «Энергомашкорпорации», которую признали банкротом, ввели конкурсное производство. Крупнейшими кредиторами империи Степанова были признаны ВТБ, Сбербанк, БТА-банк, МДМ Банк, Росевробанк и Национальный резервный банк.

Александр Степанов отметил это событие сменой места регистрации: он якобы переехал из огромной московской квартиры в заводское общежитие в городе Белгороде. После перемены прописки у задолжавшего миллиарды провинциала появились ярые защитники. Одним из первых с письмом к председателю комитета по безопасности Государственной Думы РФ Владимиру Васильеву обратился председатель Совета директоров ОАО «ГТ-ТЭЦ Энерго» Алексей Плещеев. «Арест Степанова направлен на развал производства, научно-технического потенциала и растаскивания активов, что явится серьезным ударом по развитию энергетики в России», — возмущался Плещеев.

Тогда еще мало кто понимал, что за «бизнесом» Степанова торчат уши ГК «Росатом». Эксперты позже отметили, что целью размещения акций «Энергомаша» на Лондонской фондовой бирже было привлечение дополнительных средств. Компании были нужны инвестиции, чтобы «…выполнить программу „Росатома“ по развитию атомной энергетики». В частности, ей была необходима модернизация технологий производства.

15 апреля 2011 года «Энергомаш» подписал меморандум о взаимопонимании с ОАО «Атомэнергомаш» (входит в структуры «Росатома»), в соответствии с которым последний станет собственником контрольного пакета акций Группы «Энергомаш».
Рыбак рыбака видит издалека!

ОПГ в Ростовской области

— Основными организаторами, сообщниками и участниками умышленного банкротства АООТ «АТОММАШ» являлись генеральный директор АООТ «АТОММАШ» А. Головин, первый вице-президент (а с 1996 года — генеральный директор) АООТ «Энергомашкорпорация» А. Степанов, руководитель Территориального агентства Федеральной службы по делам о несостоятельности (банкротстве) в Ростовской области Т. Грамотенко, губернатор Ростовской области В. Чуб и другие, — продолжает наш разговор Сергей Якунин. — Участники ОПГ обеспечивали и участвовали в осуществлении преднамеренного банкротства АТОММАШа, использовали правоохранительные органы с целью недопущения проведения надлежащего расследования и прикрывали это государственное преступление. Остановлюсь и на таком событии. В декабре 1993 года ко мне обратился заместитель главы администрации Ростовской области А. Хомяков с убедительной просьбой приобрести на Всероссийском чековом аукционе пакет акций АООТ «АТОММАШ». Хомяков заверил, что за атомной энергетикой большое будущее, трагедия на Чернобыльской АЭС не остановит развитие атомной энергетики в России и за рубежом. Хомяков убедил меня. И ТОО Фирма «ЯКОНТО» приобрела крупный пакет акций АООТ «АТОММАШ». Но уже с середины 1994 года стала поступать тревожная информация о состоянии дел на «АТОММАШе». Не получив за 1994 год обещанных дивидендов, я принял решение о целесообразности включения представителей ТОО Фирмы «ЯКОНТО» в состав Совета директоров «АТОММАШа». На состоявшемся в апреле 1995 года очередном годовом собрании акционеров трое из девяти членов Совета директоров были избраны от ТОО Фирмы «ЯКОНТО», после чего меня избрали председателем Совета директоров. Некоторые члены Совета директоров голосовали за мое избрание только потому, что отводили мне роль «зиц-председателя Фунта». Вступив в должность, я начал активно собирать информацию о реальном положении дел на АТОММАШе в 1992–1994 годах. Однако исполнительное руководство старательно скрывало эту информацию. Уклонение от предоставления документов было явно неслучайным. Это побудило меня начать реорганизацию системы управления и контроля за хозяйственной деятельностью АООТ «АТОММАШ», включая введение прозрачности работы бухгалтерии; анализ возникновения и обоснованности дебиторско-кредиторской задолженности; кадровые перестановки; обеспечение открытости и доступности информации о деятельности «АТОММАШа» и его Совета директоров для многих тысяч рядовых акционеров путем привлечения СМИ города Волгодонска.

Для вывода «АТОММАШа» из производственно-хозяйственного и финансово-экономического кризиса необходимо было решить самую главную задачу: загрузить предприятие крупными долгосрочными выгодными заказами. В то время такие заказы возможно было получить не в «разваливаемой России», а в странах Азии, Африки, Ближнего и Среднего Востока. Но это явно противоречило планам участников организованной преступной группы должностных лиц (ОПГ), которые очень стремились обанкротить АООТ «АТОММАШ» в своих корыстных интересах и в угоду заказчикам уничтожения этого уникального «завода заводов».

Источник: http://yaconto.com

Источник: http://yaconto.com

Подкуп не получился
В середине июня 1995 года в московский офис ТОО Фирмы «ЯКОНТО» приехал генеральный директор АООТ «АТОММАШ» А. Головин. На конфиденциальной встрече с Якуниным он просил поддержать на Совете директоров предложение о снятии с должности президента АООТ «АТОММАШ» В. Егорова, который якобы препятствует в управлении производственно-хозяйственной деятельностью предприятия. За снятие Егорова с должности и за невмешательство Совета директоров в деятельность исполнительного руководства АТОММАШа Головин предложил Якунину ежемесячную выплату крупной суммы в долларах.

— ТОО Фирма «ЯКОНТО» являлась самым крупным после государства акционером АООТ «АТОММАШ», — возмущенно рассказывает Сергей Павлович¸ — а я не был «подставным назначенцем» на должность председателя Совета директоров этого промышленного гиганта (как это практиковалось и практикуется сегодня в России), поэтому я твердо отказал Головину. После этого разговора я дал распоряжение еще более тщательно собирать информацию о деятельности АТОММАШа. На заседаниях Совета директоров 23.06.1995 г. и 31.07.1995 г. я очень жестко потребовал от исполнительного руководства АООТ «АТОММАШ» представить подробный отчет о производственно-хозяйственной деятельности предприятия за последние годы и об образовании его «дебиторско-кредиторской задолженности», срочно внедрить утвержденную большинством членов Совета директоров новую схему управления АТОММАШем и решить другие не менее важные для предприятия вопросы. Неслучайно один лишь Головин выступил против новой схемы управления АООТ «АТОММАШ», так как именно он вместе со своими соучастниками по ОПГ вел АТОММАШ к банкротству. Это подтверждается многочисленными документами, в том числе актом сверки расчетов задолженности АТОММАШ перед Волгодонским филиалом Коммерческого банка «Донинвест» от 22.07.1995 г. и письмом ВФ КБ «Донинвест» в Совет директоров АООТ «АТОММАШ» (исх. № 1891 от 31.07.1995 г.), а также уводом ликвидных активов путем списаний, хищений, уценки и распродажи за бесценок имущества, технологического оборудования, стратегических запасов черных и цветных металлов, манипуляциями с бартерной продукцией, кредитами, ценными бумагами и так далее.
По вине должностных лиц финансово-экономическое положение и производственно-хозяйственная деятельность АТОММАШа стремительно ухудшались, поэтому я передал прокурору города Волгодонска Н. Волицкому заявление (исх. № 5-9-ПАЯ от 05.09.1995 г.) о противозаконной деятельности исполнительного руководства АТОММАШа и нанесении им государству и акционерам огромного материального ущерба.

«Крысы» бегут с корабля
Через два дня состоялось заседание Совета директоров АООТ «АТОММАШ» по отчету о проделанной работе. Указанные в заявлении Сергея Якунина прокурору Волгодонска члены Совета директоров, напуганные решительными действиями Якунина, заявили ему о недоверии. Под надуманным предлогом они приняли решение большинством голосов об отстранении Сергея Якунина от должности председателя Совета директоров за якобы допущенное «превышение полномочий».

Таким образом, участники ОПГ лишили С. Якунина права контроля и возможности противодействовать их незаконной деятельности, а также закрыли прямой доступ к документам по распродаже за бесценок ликвидного имущества АТОММАШа. А проведение проверки конкретных фактов их преступной деятельности по заявлению С. Якунина прокурору города Волгодонска (исх. № 5-9-ПАЯ от 05.09.1995 г.) было заблокировано, так как сработали административный ресурс и круговая порука.

Таким способом участники ОПГ добились очень быстрого роста кредиторской задолженности АТОММАШа перед кредиторами-посредниками для подведения гиганта атомной индустрии под преднамеренное банкротство. В этих схемах были задействованы КБ «Яуза-банк», АОЗТ «Велес», АОЗТ Концерн «Сибирь-Золото», КБ «Мегастарбанк», ВФ КБ «Донинвест» и другие недобросовестные банки и предприятия.

Не менее интересным является и то, что руководителем КБ «Донинвест» был «зять» В. Чуба — М. Ю. Парамонов, который живет сегодня в Германии (по другим сведениям — в Испании).

К тому же продукция, произведенная различными ТОО на площадях АООТ «АТОММАШ», продавалась с ущербом для самого АТОММАШа. Это было возможно только потому, что его основные ликвидные активы, включая цеха и уникальное технологическое оборудование, были незаконно переданы различным ТОО в аренду на заведомо невыгодных и убыточных для АТОММАШа условиях. По многократно заниженным ценам, в том числе из-за гиперинфляции, в ТОО передавались стратегическое сырье, материалы, комплектация и др.
Неслучайно после арбитражного управления АТОММАШем А. Степановым конкурсным управляющим гиганта российской атомной индустрии был назначен С. Чесский, который одновременно был внешним, а затем и конкурсным управляющим оборонного предприятия ОАО «Салют» (РАДИОЗАВОД) (г. Волгодонск Ростовской области).

В банкротстве обоих значимых для России предприятий принимали участие одни и те же участники ОПГ, которые прикрывали преступную деятельность Степанова и Чесского.

Следы экс-губернатора Чуба

— В Ростовской области многим предприятиям с целью доведения их до банкротства навязали получение разорительных кредитов, — продолжает наш разговор С. Якунин. — Обещания руководства области поддерживать отечественных товаропроизводителей оказались блефом. Более того, оно инициировало в области массовый передел собственности через умышленные банкротства акционерных предприятий с применением рейдерских захватов и кредитно-финансовой удавки для парализации производственно-хозяйственной деятельности предприятий.

Коррумпированные чиновники, формально находившиеся под контролем Правительства России, активно обеспечивали иностранные компании, являвшиеся прямыми конкурентами АООТ «АТОММАШ», дорогостоящими выгодными заказами на производство и поставку оборудования для промышленных предприятий России. Это оборудование было предназначено преимущественно для добычи и переработки сырьевых ресурсов страны.
При наличии финансирования АООТ «АТОММАШ» мог бы изготавливать заказывавшееся за рубежом оборудование в более короткие сроки, с высоким качеством и на 30-40 % дешевле зарубежных аналогов. Основными конкурентами и партнерами для «АТОММАШ» могли бы быть альянсы Areva/Siemens, Toshiba/Westinghouse, General Electric/Hitachi.
Пояснительная записка «ЯКОНТО» о необходимых мероприятиях по выводу АООТ «АТОММАШ» из производственно-хозяйственного и финансово-экономического кризиса послужила основой письма Л. Д. Рябева (исх. № 03-2739 от 12.09.1996 г.) в адрес генерального директора Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Госкомимуществе России.

Однако губернатор Чуб цинично воспользовался предложениями Минатома России в интересах участников ОПГ, которые еще осенью 1995 года захватили управление АООТ «АТОММАШ» и занимались уценкой и распродажей его имущества за бесценок. Чуб обратился к своему сообщнику, а точнее к подельнику по государственным преступлениям, Петру Мостовому с просьбой оказать содействие в осуществлении мер по стабилизации финансово-экономического положения АООТ «АТОММАШ», которые были «разработаны» якобы «по поручению» Правительства России Территориальным агентством ФУДН в Ростовской области «совместно» с арбитражным управляющим и руководством АООТ «АТОММАШ». В частности, в этом письме В. Чуб просит разрешить «списать» за счет уменьшения добавочного капитала стоимость значимых объектов основных фондов и объектов незавершенного строительства АООТ «АТОММАШ» (по списку) на сумму 878 млрд рублей.

Источник: http://yaconto.com

Источник: http://yaconto.com

Письмо министра Михайлова
Eще в 1996 году всю ответственность за последствия по доведению АООТ «АТОММАШ» до преднамеренного банкротства министр РФ по атомной энергии В. Михайлов в письме в Государственную Думу (исх. № Д-М-27/4-01 от 21.05.1996 г.) возложил на Госкомимущество России, Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) и администрацию Ростовской области. Это, в частности, подтверждается и постановлением коллегии Счетной палаты России (исх. № 6(289) от 22.02.2002 г.), принятым на основании обращения Государственной Думы России (исх. № 3.11-21/1322 от 21.10.2000 г.). Однако участники ОПГ воспрепятствовали тщательному расследованию и возбуждению уголовного дела по факту умышленного банкротства и уничтожения этого стратегически важного для России гиганта атомной индустрии.

В 2008 году при планировании маршрута поездки кандидата в Президенты России Д. А. Медведева по Ростовской области те же мошенники умышленно исключили его приезд в промышленный город Волгодонск и посещение бывшего флагмана атомного машиностроения АООТ «АТОММАШ».

Все активы этого предприятия в процессе преднамеренного банкротства перешли в ОАО «ЭМК-Атоммаш», в котором государству не досталось ни одной акции.

— Руководство одной из стран Персидского залива было заинтересовано в покупке принадлежавших государству 30 % акций АООТ «АТОММАШ» с целью использования его производственных возможностей для строительства крупных современных промышленных, транспортных и энергетических объектов в своей стране и в дружественных ей государствах Азии, Африки, Ближнего и Среднего Востока, — говорит Сергей Якунин. — Это позволило бы на десятки лет вперед полностью загрузить производственные мощности АООТ «АТОММАШ» и его смежников, что было экономически выгодно самой же России.

Однако участники ОПГ, узнав об этом, сделали все, чтобы не допустить приобретения акций АООТ «АТОММАШ» заинтересованной стороной, активно способствуя искусственному росту кредиторской задолженности предприятия. Из-за проведенного ими преднамеренного банкротства АООТ «АТОММАШ» сегодня заказ на строительство трех АЭС для Объединенных Арабских Эмиратов получает Франция в условиях отсутствия конкурентных предложений со стороны России. Аналогичная ситуация складывается в отношении и других АЭС, и не только на Ближнем Востоке.

— Захват, банкротство и ликвидация АООТ «АТОММАШ» принесли огромный ущерб государству, — возмущенно говорит Якунин, — а участники ОПГ получили сравнительно небольшие доходы, но не в тех размерах, на которые они рассчитывали, распродавая за бесценок его активы.
Незаконно создав на его оставшихся активах ОАО «ЭМК-Атоммаш», участники ОПГ надеялись с большой выгодой для себя перепродать это предприятие зарубежным заказчикам или получать легкие доходы от его производственно-хозяйственной деятельности.
Но ни того, ни другого им не удалось. Крупные кредиты «подставному собственнику» ОАО «ЭМК-Атоммаш» А. Степанову также не помогли.
Неумение работать на мировых рынках и отсутствие крупных выгодных заказов в самой России привели ОАО «ЭМК-Атоммаш» к критической финансово-экономической ситуации. Явно опасаясь преследования и уголовной ответственности за умышленное банкротство АООТ «АТОММАШ», Степанов решил с подельниками и покровителями продать ОАО «ЭМК-Атоммаш» государству на выгодных для себя условиях.

Обанкротили более 300 промышленных предприятий
Инициатором умышленного банкротства АООТ «АТОММАШ» в 1995 году выступала и некая дама — Т. Грамотенко — руководитель Территориального агентства Федеральной службы по делам о несостоятельности (банкротстве) в Ростовской области (ФСДН России, бывшее ФУДН). Она, являясь особо доверенным лицом губернатора области В. Чуба, осуществляла его политику, направленную на массовое банкротство крупных промышленных и оборонных предприятий.

Под руководством Грамотенко Территориальное агентство ФСДН в Ростовской области преднамеренно обанкротило более 300 крупных предприятий, что официально подтвердили по результатам проверки Генеральная прокуратура РФ и Прокуратура Ростовской области.

Однако ей удалось избежать расследования ее преступной деятельности благодаря «высокому» покровительству и поспешной ликвидации агентства ФСДН в Ростовской области весной 2002 года.

Если провести тщательное расследование и подсчитать ущерб, нанесенный В. Чубом и его командой, масштабы получатся астрономические.

Те же участники ОПГ, которые обанкротили АООТ «АТОММАШ», таким же образом захватили (через умышленное банкротство) и оборонное предприятие ОАО «Салют» (предыдущее название АООТ «Волгодонский завод радиотехнической аппаратуры» — АООТ ВЗРТА), выпускавшего специальные изделия радиоэлектронной борьбы и радиоэлектронной разведки для надводных кораблей и подводных лодок ВМФ России, в котором ЗАО «Концерн ЯКОНТО» являлось собственником 67 % акций.

По фиктивному плану внешнего управления АООТ «АТОММАШ», утвержденному Арбитражным судом Ростовской области, АООТ «ЭМК», в течение четырех лет планомерно расхищая огромные активы АООТ «АТОММАШ», довело его до банкротства и официально ликвидировало 25.11.1999 г. На базе активов АООТ «АТОММАШ» было учреждено ОАО «ЭМК-Атоммаш», 100 % акций которого получило только АООТ «Энергомашкорпорация» (АООТ ЭМК).

В последующем АООТ ЭМК преобразовали в ОАО «Энергомашкорпорация» (ОАО ЭМК) и перевели из Москвы в город Вельск Архангельской области, а затем увели активы в оффшорную зону. Подробная информация изложена в постановлении коллегии Счетной палаты России (исх. № 6(289) от 22.02.2002 г.).

— М. Фрадков, в период нахождения на должности первого заместителя секретаря Совета Безопасности РФ, — продолжает свой рассказ Сергей Якунин, — направил заместителю председателя Правительства России В. Христенко письмо (исх. № А21-1175 от 28.03.2001 г.) с предложением провести расследование преднамеренного банкротства АООТ «АТОММАШ» и других предприятий г. Волгодонска. Однако надлежащие расследования по АООТ «АТОММАШ», ОАО «Салют» и другим предприятиям Волгодонск СОЗНАТЕЛЬНО не проводились, а все «проверки» и «ответы» носили формальный характер.

В результате своей антигосударственной деятельности участники ОПГ уничтожили самое современное и уникальное в России промышленное предприятие, предназначенное для производства комплектного оборудования для атомных электростанций, а государство лишилось 30 % принадлежавших ему акций. Из-за умышленного уничтожения этого суперзавода Россия оказалась вынужденной закупать за рубежом сложное, высокотехнологичное, металлоемкое и крупнотоннажное оборудование.
О каких же новых проектах вещает глава «Росатома» С. В. Кириенко?

Группа «Энергомаш» является одним из крупнейших в России производителей энергооборудования. Машиностроительные заводы работают в Белгороде, Барнауле, Энгельсе, Екатеринбурге, Волгодонске, Чехове.

АТОММАШ, оснащенный уникальным оборудованием , был способен производить по самым передовым технологиям широкую номенклатуру продукции (более тысячи наименований) для различных отраслей промышленности и сельского хозяйства.
Свыше 80 % оборудования на АТОММАШе было импортным. Оно закупалось в Германии, Японии, Франции, Англии, Италии, Австрии, Швеции, США у таких ведущих мировых концернов как «Италимпианти», «Есаб», «Вариан», «Манесман».

АТОММАШ и его инфраструктура были построены в период с 1976 по 1985 год. Для обеспечения деятельности «АТОММАШа » возвели благоустроенный город Волгодонск с населением 100 тысяч человек (сегодня в Волгодонске живет более 200 тыс. человек).

[alert color=»C24000″]

14.06.2012 г. № 120614-А01
О восстановлении статус-кво АООТ «Атоммаш» (г. Волгодонск Ростовской области)
Временно исполняющему
обязанности руководителя
Федерального агентства
по управлению
государственным имуществом
(Росимущество)

Г. С. НИКИТИНУ

ЗАЯВЛЕНИЕ.

В результате умышленного банкротства флагмана российского атомного машиностроения АООТ «Атоммаш», осуществленного участниками Организованной группы заинтересованных должностных лиц (ОГЗДЛ) и Организованной преступной группы (ОПГ), государство лишилось 30 % акций промышленного гиганта.
ЗАО «Концерн ЯКОНТО» (Россия, г. Москва) являлось собственником 28,5 % акций АООТ «Атоммаш», поэтому в результате преднамеренного банкротства этого уникального предприятия, как государство, так и ЗАО «Концерн ЯКОНТО» незаконно лишились своей собственности.
Мне, как учредителю и собственнику ООО «ЯКОНТО», являющимся полным и единственным правопреемником МП (ТОО) Фирма «ЯКОНТО», МП «Торговый дом ЯКОНТО» и ЗАО «Концерн ЯКОНТО», было хорошо известно, что на самом деле происходило в АООТ «Атоммаш».
Являясь председателем Совета директоров АООТ «Атоммаш» я сумел получить скрываемую от акционеров информацию, свидетельствующую о подведении промышленного гиганта под банкротство через подрыв производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельности. Чтобы обанкротить предприятие, участники ОГЗДЛ и ОПГ применили схему «кредитной удавки» и увода всех выгодных заказав. Это вело к резкому росту задолженности АООТ «Атоммаш» перед кредиторами, вследствие чего предприятие было ликвидировано.
Должностные лица, уполномоченные блюсти интересы государства, не контролировали принадлежавшее государству имущество при банкротстве АООТ «Атоммаш», которое незаконно многократно уценялось, отчуждалось и распродавалось по очень низким ценам.
Проверка фактов умышленного банкротства АООТ «Атоммаш», проведенная Счетной палатой РФ на основании поручения комитета по промышленности, строительству, транспорту и наукоемким технологиям Государственной Думы РФ от 21.10.2000 г. за № 3.11-21/1312, установила, что при участии конкретных должностных лиц государству был нанесен огромный материальный ущерб. Это подтверждает, что банкротство АООТ «Атоммаш» было осуществлено с целью лишить собственности его основных акционеров — само государство и ЗАО «Концерн ЯКОНТО», а значит и контроля за управлением производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельностью промышленного гиганта. В частности, государство лишилось 30 % акций АООТ «Атоммаш». По результатам
проведенной аудиторской проверки коллегия Счетной палаты РФ вынесла соответствующее постановление от 22.02.2002 за № 6(289).
По 4-м (четырем) поручениям Президента России Медведева Д. А.: от 29.06.2010 за № Пр-1883, от 21.08.2010 за № Пр-2448, от 19.05.2011 за № Пр-1413, от 08.07.2011 за № Пр-1948 и по поручению председателя Правительства России Путина В. В. от 12.07.2011 за № ВП-П7-4798 продолжается проверка банкротства и принудительной ликвидации АООТ «Атоммаш».
Абсурдность ситуации по проверке банкротства АООТ «Атоммаш» заключается в том, что все вышеуказанные обращения ООО «ЯКОНТО» переадресовываются в правоохранительные органы Ростовской области, которые прикрывают преступную деятельность участников ОГЗДЛ и ОПГ, указанных в документах ООО «ЯКОНТО» для государственного обвинения. Проверка банкротства АООТ «Атоммаш» превратилась в замкнутый круг. Проверка превратилась в вялотекущую профанацию, участниками которой являются лица из правоохранительных, надзорных и контрольных органов Федерального центра, действующие в интересах бывшего руководства Ростовской области. Кукловоды находятся в Администрации Президента РФ и в Правительстве России.
По распоряжениям председателя Правительства России Черномырдина В. С. от 30.08.1993 г. за № 1546-р, от 25.03.1994 г. за № 378-р и от 08.09.1994 г. за № 1437-р, принятым для сохранения уникальных мощностей атомной энергетики и поддержки развития АООТ «Атоммаш», из бюджета были выделены целевые кредиты под низкие проценты. Однако в 1994 году эти кредиты направлялись сначала в коммерческие структуры, а затем предоставлялись «Атоммашу» в виде кредитов, но уже по очень высокой процентной ставке. С июля по август 1994 года «Атоммашу» негласно выдали коммерческие кредиты через ВФ КБ «Донинвест» под 216 % годовых. Таким путем организаторы банкротства добились быстрого роста задолженности АООТ «Атоммаш» перед мнимыми кредиторами. Несмотря на то, что сумма долгов «Атоммаша» составляла лишь малую часть балансовой стоимости его активов, которая сама была во много раз меньше рыночной, но именно эти долги послужили предлогом для Территориального агентства Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) в Ростовской области, чтобы инициировать банкротство АООТ «Атоммаш» в ущерб государству.
Министр России по атомной энергии Михайлов В. Н. в своем письме от 21.05.1996 г. за № Д-М-27/4-01 председателю комитета по промышленности, строительству, транспорту и энергетике Государственной Думы России Гусеву В. К. сообщил, что на основании поручения Правительства России  от 04.10.1995 г. за № П-593нс Минатом России направил в Госкомимущество России, в ФУДН при Госкомимуществе РФ и главе администрации Ростовской области предложение о конвертации «золотой акции» в обыкновенную и закреплении пакета акций АООТ «Атоммаш» на срок до трех лет в государственной собственности. Но это предложение не получило поддержки в указанных инстанциях, в результате чего Минатом России утратил возможность влиять на принятие решений по деятельности АООТ «Атоммаш». В 1996 году я встречался с министром по атомной энергии России Михайловым В. Н. и с его первым заместителем Рябевым Л. Д. по вопросам выработки единой политики и программы конкретных действий, направленных на сохранение и развитие АООТ «Атоммаш». С этой целью я предложил консолидировать пакеты акций АООТ «Атоммаш», принадлежавшие государству и предприятиям «ЯКОНТО». Но одного согласия Михайлова и Рябева на это было недостаточно, так как принадлежавший государству пакет акций АООТ «Атоммаш» находился у Госкомимущества России. На просьбы руководства Минатома России передать ему в управление 30 % акций АООТ «Атоммаш» участники ОГЗДЛ и ОПГ из Правительства России и Госкомимущества России отвечали категорическим немотивированным отказом.
Первый заместитель министра по атомной энергии России Рябев Л. Д. в своем письме от 12.09.1996 г. за № 03-2739 генеральному директору ФУДН Мостовому П. П., первому заместителю министра финансов РФ Вавилову А. П., первому заместителю министра экономики РФ Уринсону Я. М., главе администрации Ростовской области Чубу В. Ф. и председателю Федерации профсоюзов Ростовской области Воронину В. П. предложил реальный план по спасению АООТ «Атоммаш» от банкротства. Но конструктивные предложения Минатома России не нашли необходимого понимания и поддержки.
Глава администрации Ростовской области Чуб воспользовался письмом Минатома России от 12.09.1996 г. за № 03-2739 по выводу АООТ «Атоммаш» из кризиса в интересах не государства, а внешнего управляющего АООТ «Атоммаш» А. Степанова. В обращении к генеральному директору ФУДН Мостовому П. П. от 19.09.1996 за № 1/6049 Чуб В. Ф.,
в частности, просил «списать» за счет уменьшения добавочного капитала стоимость объектов основных фондов и объектов незавершенного строительства АООТ «Атоммаш» (по списку) на сумму 878 млрд рублей. Это вело к уменьшению активов предприятия, остаточная балансовая стоимость которых и без того была сильно занижена. При этом губернатор Чуб не имел никаких полномочий от акционеров АООТ «Атоммаш» обращаться с официальной просьбой к генеральному директору ФУДН Мостовому об утверждении уценки стоимости и списания имущества, являвшегося по закону РФ собственностью тысяч равноправных акционеров, среди которых самому государству принадлежало 30 % акций АООТ «Атоммаш».
До какого цинизма нужно дойти, чтобы для бывшего губернатора Ростовской области Чуба, являвшегося ключевым фигурантом умышленного банкротства АООТ «Атоммаш» и многих других крупных предприятий области, подобрали место, обеспечивающее ему иммунитет от законного уголовного преследования за деяния в Ростовской области. При содействии покровителей из Администрации Президента и Аппарата Правительства России после выборов депутатов в Государственную Думу РФ Чуба «протащили» в члены Совета Федерации РФ от Мурманской области. В. Чуб является носителем важнейшей информации о приватизации предприятий и переделе собственности через процедуру умышленных банкротств по схемам, разработанным исключительно в интересах «должностной элиты» на федеральном и региональном уровнях. При этом они использовали своих партеров по бизнесу, подобранных под себя лично еще в 1990-е годы.
В ходе банкротства АООТ «Атоммаш» были умышленно доведены до запредельно низких цен не только его активы. Цеха и технологическое оборудование предприятия были переданы в аренду различным товариществам с ограниченной ответственностью (ТОО) на заведомо убыточных условиях для «Атоммаша». По многократно заниженным ценам в ТОО передавали стратегическое сырье, материалы, комплектующие изделия и полуфабрикаты. Продукция, произведенная ТОО на площадях «Атоммаша», продавалась с выгодой только для ТОО и с ущербом (убытками) для АООТ «Атоммаш», на который эти ТОО перекладывали свои издержки. Отчуждались и принадлежавшие АООТ «Атоммаш» большие непрофильные активы и обширные территории, включая сельскохозяйственные предприятия с их землями.
Банкротство стратегического предприятия вызвало большой резонанс в Администрации Президента РФ и в Правительстве РФ. В своем письме заместителю председателя Правительства РФ Христенко В. Б. от 28.03.2001 г. за № А21-1175 первый заместитель секретаря Совета Безопасности РФ Фрадков М. Е. просил провести проверку действий Федеральной службы по финансовому оздоровлению (банкротству) в отношении АООТ «Атоммаш».
Не менее показательным примером полного беззакония и нарушения конституционных прав в РФ как Гражданина и Собственника ООО «ЯКОНТО» является игнорирование правоохранительными и надзорными органами законных требований российских предприятий «ЯКОНТО» (исх. № 19-7-ПКЯ от 19.07.1999 г.) к конкурсному управляющему АООТ «Атоммаш» С. В. Чесскому о возврате Конструкторской документации (КД) на Биоэнергетическую установку (БЭУ) и 16-операционный деревообрабатывающий станок марки «ЯКОНТО ДК-1». Научно-техническая продукция, являющаяся интеллектуальной собственностью МП (ТОО) Фирмы «ЯКОНТО», была передана в государственное предприятие ПО «Атоммаш» на основании Договоров № 13-7-ДЯ от 13.07.1992 г. и № 17-02-ДЯ от 17.02.1993 г. для их адаптации и организации массового производства изделий.
Еще в 1991 году, когда СССР испытывал экономический кризис, в том числе в сельском хозяйстве, МП Фирма «ЯКОНТО» согласилось на предложение должностных лиц участвовать в создании и организации производства в стране Биоэнергетических установок (БЭУ) для решения экологических, энергетических, агрохимических и социально-экономических проблем в сельском хозяйстве и размещать их в сельхозпредприятиях для ускоренной переработки отходов животноводства и птицеводства в экологически чистые удобрения с получением биогаза и использованием его в качестве источника энергии и тепла. В разработке БЭУ приняли участие ведущие специалисты и конструкторы Конструкторского бюро «Салют» Государственного космического научно-производственного центра им. М. В. Хруничева (РФ, г. Москва) и ученые Института биохимии имени А. Н. Баха Российской Академии Наук (РФ, г. Москва). К началу 1993 года основанное на передовых достижениях науки и техники современное высокотехнологичное изделие было создано.
В технологию производства БЭУ было включено использование в качестве емкостей корпусов баллистических ракет, предназначенных для списания или уничтожения при сокращении вооружений по государственной программе разоружения. Это могло стать наглядным примером разоружения по соглашению между СССР и США. При этом в самой же России ракеты не уничтожались бы, а разбирались на составные части, как это делали в США. Тогда предоставленные России Западом финансовые средства на конверсию оборонной промышленности при производстве БЭУ использовались бы по прямому назначению, обеспечивая эффективное развитие промышленности, сельского хозяйства и экономики страны в целом. Но «должностная элита» направила эти средства на создание в России класса своих «партнеров по монопольному бизнесу», включив их в состав «привилегированной касты» и в «группу олигархов». Через сомнительную приватизацию и залоговые аукционы к ним перешла общенародная собственность.
БЭУ планировалось производить на ГП ПО (затем АООТ) «Атоммаш», так как в 1993–1994 годах вся конструкторская документация для массового выпуска БЭУ уже была полностью адаптирована под это широкопрофильное предприятие, располагавшее необходимым высокотехнологичным оборудованием. Финансирование разработки БЭУ (конверсионной продукции) и адаптации ее производства на ГП ПО (затем АООТ) «Атоммаш» полностью осуществляли российские предприятия «ЯКОНТО» без участия государства. 20.03.1996 г. Роспатент выдал ТОО Фирме «ЯКОНТО» патент № 2056393 на Изобретение БЭУ (Приоритет Изобретения от 19.03.1993 г.).
Несмотря на наличие в России острейшей потребности в БЭУ для крупномасштабного развития сельского хозяйства страны и обращение АООТ «Атоммаш» в Министерство сельского хозяйства и продовольствия России (исх. № 18-5-ПЯА от 18.05.1995 г.) с просьбой оказать помощь в освоении нужного стране уже созданного и адаптированного изделия, это ведомство уклонилось от реальной поддержки для производства БЭУ на «Атоммаше», прислав циничную отписку (исх. № 5-18/267 от 05.06.1995 г.). Это привело к срыву перспективной производственной программы АООТ «Атоммаш» по изготовлению БЭУ для широкомасштабного развития в стране фермерских и коллективных хозяйств. Минсельхозпрод России нанес большой урон социально-экономическому развитию сельского хозяйства, промышленности и науки России, а также ее продовольственной и экономической безопасности, что подтверждается сегодняшними реалиями.
Предприятия «ЯКОНТО» требовали вернуть КД на БЭУ и станок «ЯКОНТО ДК-1» в период и после банкротства АООТ «Атоммаш»,  но это не сделано до сих пор. Не дало никаких результатов и заявление предприятий «ЯКОНТО» в УВД и  в прокуратуру города Волгодонск Ростовской области о проведении проверки по факту незаконного захвата научно-технической продукции. Даже только один эпизод о том, что при банкротстве АООТ «Атоммаш» с его баланса списали по цене металлолома пять реакторов ВВЭР-1000 с рыночной стоимостью «каждого» под миллиард долларов, говорит о таких масштабах преступления по подрыву экономической безопасности России, которые явно сопоставимы с антигосударственной деятельностью и изменой Родине.

[/alert]

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply