Путин Первый. Путин Второй. Путин Третий…

Владимир Путин умрет через месяц-два. Если помните, совсем недавно подобные предположения обсуждались, и вполне серьезно, ежедневно. В частной переписке пользователей соцсетей, в рассуждениях уважаемых всеми блогеров, в научных медицинских кругах. А уж о многочисленных предсказаниях экстрасенсов и говорить нечего. То, видите ли, у Путина лицо осунулось, то нога у него дергается не тогда, когда должна была бы дергаться, то волосы поредели «в результате химиотерапии»… Ну, хорошо, Путин умрет через сутки после того, как я поставил точку в этой строчке. И что? Через трое суток, то есть, в день торжественных похорон президента РФ, его место займет Махатма Ганди Второй российского образца? А как бы не так.

***

Путин опасен. Он чрезвычайно опасен хотя бы потому, что уже не в первый раз за период своего правления развязывает наглую вооруженную агрессию. И каждый раз эта агрессия — далеко не локального свойства, если даже кому-то таковой кажется. Войны Путин устраивает в регионах, где нарушение мира, стабильности, спокойного существования чревато масштабными международными конфликтами, а то и новой мировой войной. Путинские войны вспыхивают на таких геополитических перекрестках, от которых до всеобщей планетарной катастрофы — менее одного шага.

Путин врет всегда. Он врал во время всех путинских войн, пытаясь оправдаться необходимостью «защиты национальных интересов». Он, по традиции, врал и во время захвата Крыма, называя развязанную им войну «волеизъявлением жителей полуострова», и во время вторжения в Восточную Украину, нагло отрицая там присутствие российских войск и российской боевой техники. Он врал всегда. И врать всегда будет. Но давайте же, в таком случае, хоть сами себя не обманывать. Давайте осознаем тот факт, что, случись физическая смерть Путина уже сегодня, дело его не умрет.

Путин опасен, но не настолько, насколько опасна востребованность самого его существования в нынешнем российском обществе. Он нужен как символ возрождения «великих русских побед». Он нужен как полусгнивший труп Ленина, периодично восстанавливаемый лишь для того, чтобы напомнить: «Мы — не просто Россия, мы — наследники «могучего СССР», который был развален «незаконно».

Империя, известная под именем «Союз Советских Социалистических республик», прекратила свое существование. Но Кремль так и не смог с этим смириться. И в этом несмирении нашел поддержку народа. Да, именно народа. Ведь поддерживающие Путина в России — это и есть народ. И дело даже не в том, что народ этот выходит на площади с лозунгами: «После Крыма есть чем гордиться», «Только Путин — наш президент!». Предположим, с этими лозунгами можно было, понурив головы, ходить на митинги из-под палки. Дело-то всё в том, что этот народ не выходит на площади с лозунгами: «Захват Крыма — позор России», «Прекратите войну в Украине!», «Путин, убирайся из Кремля!» Этот народ не хочет никого иного, кроме Путина. Да пусть и не Путина, а его «двойника». В конце концов, дело ведь не в фамилии. Он принципиально не хочет иной политики, кроме путинской. Он не представляет своего будущего вне новой империи. Народ все еще хочет жить за счет соседей, которые, видите ли, имели наглость (!) оторваться от «Великой России».

Позвольте в связи с этим предположить, что устойчивая, прочно закрепившаяся в своих пределах империя менее опасна для человечества, чем империя вчера рухнувшая, но не расставшаяся со своими имперскими амбициями, не отказавшаяся от «исторического реванша». Потому что амбиции вчерашней империи неотделимы от желания их реализовать. А реализовать их можно только одним путем: это путь войны, это путь «возврата» прежних «своих» территорий и, более того, приобретения территорий новых, которые ранее империи не принадлежали.

Путин нужен России как носитель имперской идеологии, какую бы фамилию он не носил: Сидоров, Шойгу или Иванов. Просто Сидоров, Шойгу или Иванов — это, в представлении россиян, все равно — Путин. Чтобы иметь президентом Непутина, в России нет ни оппозиции, ни мощного массового сопротивления снизу, ни, что самое важное, как такового желания сопротивляться Путину и его политике.

Но, возможно, внешнее антипутинское движение настолько сильно, что не требуется и внутреннего антипутинского движения, чтобы обрезать аппетиты агрессора? Что-то и на это не похоже, ведь все еще звучат призывы «решить украинскую проблему исключительно дипломатическим путем», все еще Европа и Соединенные Штаты делают ставку на экономические санкции.

Но, во-первых, нынешняя война Кремля против Украины — это не украинская проблема. Это проблема неуемных имперских амбиций России, угрожающих не только Киеву, но и всему миру.

Во-вторых, даже нынешние жесткие экономические санкции, применяемые к РФ, достаточно суровы лишь с точки зрения Европы и Америки. Надо учитывать, что Россия живет по другим стандартам, она подчиняется иной логике, она существует в своем собственном мире, совершенно чуждом европейцам и американцам:

— Пусть мы будем есть лебеду и крапиву, пусть не будет денег на учебу и лечение, но мы найдем деньги на снаряды, чтобы превратить мир в ядерный пепел!

Скажите, это может понять итальянец или швед? Россиянин это не только может понять, он с радостью на такую политику соглашается. Только не надо говорить, что не соглашается. Более того, он эту политику одобряет и поддерживает. Иначе протестовал бы. Но — не протестует.

В-третьих, более не существует «дипломатических путей решения проблем», перед которыми Россия поставила не только Украину, но и весь мир. Разве кто-то возьмется утверждать, что проблемы, созданные Гитлером, можно было решить исключительно дипломатическим путем, собирая ежемесячные международные «мирные конференции» в пригороде Аушвица-Освенцима?

Проблемы, созданные Россией, требуют комплексных мер. А это и дипломатические, и экономические, и (теперь уже!) совместные военные меры.

Возможно, эстонцы, поляки или немцы могут какое-то время тешить себя мыслью, что Кремль не выстрелит по ним из всех своих орудий лишь потому, что они — эстонцы, поляки или немцы — не стреляют по Москве. Но ведь украинцы тоже не стреляли по Ростову и Белгороду, не так ли? А по ним ведь Россия стреляет!

Скажете, Украина — совсем другое дело, а спасение — членство в НАТО? А кто сказал, что Россия не попробует на свой кариесный зуб и НАТО? Разве сегодня кто-то видит логику в действиях Путина? Так они, эти действия, и завтра будет абсолютно нелогичными, вплоть до обстрела Великобритании.

Путин, несомненно, опасен. Но он умрет. Сегодня, завтра, через пять лет. Ведь, кажется, не было еще ни одного человека, который бы не умер? Мне, например, уже все равно, когда он умрет. Потому что мир пока еще так и не пришел к реальному противодействию не просто Путину, он не пришел к реальному противодействию политике Путина. А Россия к этому противодействию самостоятельно может вообще никогда не прийти. Поэтому нас, после Путина Первого, ждут Путин Второй и Путин Третий. Если, конечно…

Впрочем, о «если» уже сказано ранее.

Источник Сергей Штанько

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply