Бытовой «бризер»: тем, кто мёрзнет, и тем, кому душно

Великая битва ведется каждодневно и повсеместно. Она идет в частных домах, квартирах и офисах. Трещат по швам семьи, портится атмосфера в коллективах, родственники и коллеги становятся врагами. И не видно конца этой битве — между теми, кому холодно, и теми, кому душно

Автор Олег Макаров

Да, сквозняк — штука опасная, можно простудиться и слечь, но и духота не многим лучше. Метаболизм нашего организма устроен так, что мы вдыхаем кислород, окисляем им углерод и выдыхаем CО2 — углекислый газ. Таким образом, в замкнутом помещении количество кислорода все время падает, а количество CO2 растет. Это не проходит бесследно. Мозг, критически зависимый от притока кислорода, потихоньку отказывается работать. На человека накатывает сонливость, он не может сосредоточиться, ухудшаются способности к решению комбинаторных задач. Иными словами, работа в душной комнате (особенно если профессия требует «шевелить извилинами») — это заведомое падение производительности труда и общее ухудшение самочувствия.

Не охлаждать — проветривать!

Но есть же замечательная вещь — кондиционер! Закрываем окна, включаем аппарат и наслаждаемся приятной прохладой… Прохладой — да, но не свежим воздухом. Кондиционеры, кроме самых дорогих моделей, притока свежего воздуха не обеспечивают — они лишь фильтруют и охлаждают тот воздух, который есть в комнате. И эта штука с вентилятором, что висит за окном, служит не для забора свежего воздуха, а лишь для отвода тепла, которое кондиционер (он же холодильник, он же тепловой насос) отобрал у воздуха в помещении. В общем, как ни крути, а помещение нужно проветривать, наполнять богатым кислородом свежим воздухом, но сделать это надо так, чтобы не повредить здоровью тех, кто боится сквозняков. Для этих целей служат системы приточной вентиляции — и они в нашей стране широкого распространения пока не получили. И кому же заниматься распространением этой техники, а заодно и знаний о свежем воздухе, как не новым, быстро развивающимся предприятиям в инновационном секторе отечественной экономики?

Глядя из атриума

«Академпарк» — это технопарк, расположенный в знаменитом новосибирском Академгородке. Выглядит тут все как-то непривычно и не по-нашему. В центре помещения просторный атриум с зимним садом, кафе, большим аквариумом. Приличная территория не занята ни станками, ни приборами, ни складом. Просто свободное помещение, которое, похоже, и задумывалось как некий зримый образ свободы творчества. «ПМ» здесь по приглашению группы компаний «Тион», как раз и разрабатывающей российские образцы медицинских и бытовых систем приточной вентиляции. «Тион» — один из изначальных резидентов «Академпарка», устройство которого представляет отдельный интерес. «Здесь нет компаний, доставляющих пиццу или торгующих ширпотребом, — говорит гендиректор группы компаний «Тион» Михаил Амелькин, — стартапы, попадающие сюда, отбираются на конкурсной основе экспертным советом и должны отвечать критериям инновационности».

Резиденты «Академпарка» делятся на две группы — поставщики инфраструктуры и разработчики. «Инфраструктурный» сегмент — это небольшие предприятия, которые способны взять на себя отдельные этапы разработки продукта: дизайн, 3D-прототипирование, какие-то производственные операции типа резки металла, гнутия труб, монтажа печатных плат. Есть своя химическая лаборатория. Каждое из этих предприятий может принимать заказы как от резидентов технопарка, так и от сторонних заказчиков. Тем же компаниям, которые ведут собственные разработки, подобная система очень удобна. Во-первых, все под рукой. Во-вторых, с заказом на изготовление ста деталей для опытных образцов на завод не пойдешь — гигантов индустрии интересуют другие объемы. С маленькой компанией в технопарке такой вопрос решается просто и оперативно.

Стартап и академия

Свои бытовые системы приточной вентиляции в «Тионе» назвали «бризерами», что вызывает ассоциацию с «бризом» и английским глаголом to breathe — дышать. Монтируется бризер куда проще кондиционера. Во внешней стене дома проделывается отверстие для воздуховода, внутри помещения на стену вешается устройство в пластиковом корпусе размером с небольшой чемодан. Где-то там внутри крутится вентилятор, подсасывающий с улицы свежий воздух. Если «за бортом» холодно — режим климат-контроля подогреет воздух до комфортных значений, чтобы уберечь боящихся простуды. Бытовой бризер поддерживает содержание кислорода в воздухе, достаточное для четырех человек, находящихся в помещении до 40 м2. Все просто? Не совсем.

Воздух на улице в условиях города богат не только кислородом, но и пылью, вредными твердыми и газообразными примесями, аэрозольными частицами, аллергенами и прочим неприятным содержимым. Поэтому важная составляющая бризера — система фильтрации. В зависимости от модели в бризерах применяются разные схемы, но по максимуму — это трехступенчатый каскад с фильтрами F7, HEPA H11, АК. Система фильтрации превращает бризер из простого насоса-вентилятора в весьма высокотехнологичное и наукоемкое изделие. Отфильтрованный воздух должен четко соответствовать определенным химическим и биомолекулярным параметрам, и разработка систем приточной вентиляции для бытовых и особенно медицинских целей требует проведения научно-исследовательских работ. Часть этих работ делается в химической лаборатории, созданной группой компаний «Тион» на паритетных началах с государством. Другие работы необходимо отдавать на аутсорсинг. Новосибирский Академгородок, этот мощный академический кластер, казалось бы, способен предоставить разработчикам колоссальные возможности в плане НИОКР. На деле все несколько иначе. «Изначально мы хотели отдавать всю исследовательскую работу на аутсорсинг академическим институтам, — рассказывает Михаил Амелькин, — но это нам не удалось. Слишком велика разница в управлении институтом и коммерческим предприятием, велика она и в постановке задач. Академическая наука в целом не настроена на работу под коммерческого заказчика, ей привычнее вести свободный поиск. В итоге мы работаем с институтами РАН, особенно по микробиологической тематике, но это не системное, а скорее точечное взаимодействие».

Климат в смартфоне

Лучше складываются отношения с высшей школой, особенно в свете постоянного кад­ро­во­го голода в развивающихся стартапах. «Наше высшее образование, — говорит Михаил Амелькин, — изначально настроено под запросы академической науки, но ситуация начала меняться в сторону подготовки не только ученых, но и инженеров-практиков. Например, мы договорились с НГУ, что часть студентов соответствующих направлений будут еще во время учебы проходить стажировку в компаниях «Академпарка», осваивать основы практического конструирования, прототипирования, а затем защищать дипломы по работам, проведенным у нас. Те, кто зарекомендовал себя, после окончания вуза смогут прийти к нам работать — уже подготовленными специалистами».

Группа компаний «Тион» постепенно вырастает из масштабов «Академпарка». Появился «форпост» в ЕС (Словакия) с прицелом на европейский рынок, открыто представительство в Китае, где, как ни странно, проблемой чистого воздуха интересуются куда больше, чем в России. На горизонте — новые идеи. Например, Magic Air — система домашнего микроклимата, где в одной связке работают бризер, кондиционер и увлажнитель воздуха. Всем управляет небольшой электронный блок, который через «облачный» сервис связывается со смартфоном или планшетом владельца. Напоминаю Михаилу, что многие высокотехнологичные стартапы на Западе создаются с целью однажды быть проданными крупным корпорациям. «Мне знакома такая модель бизнеса, — отвечает он, — но любое партнерство, в том числе с крупными компаниями, я бы рассматривал только с точки зрения реализации новых бизнес-идей и технологий. Мне интересно именно это, а получить за бизнес мешок денег и удалиться на покой я пока не планирую».

Проветривание и фильтрация

На схеме в разрезе представлен бытовой «бризер» — устройство приточной вентиляции с тройной фильтрацией воздуха.

1 comment

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply

1 Comment

  • Оксана
    22.07.2015, 16:09

    Нужная штука

    REPLY