Успевать за трендами

 

редакция FUTURUM

  • Мировая наука за последние 10 лет перестроилась, и теперь основным юнитом, производящим научные знания, стала лаборатория или малая группа. Все основные гранты теперь получают именно лаборатории, а не институт, а институт — это такой альянс лабораторий, где они уже договариваются между собой о каких-то конкретных действиях. Маленькие группы ученых всегда быстрее двигаются.
  • Сейчас мы живем в постиндустриальном обществе, где юнитом является компания, причем маленькая.
  • На наших глазах происходит революция в биологии — создана искусственная жизнь (американским генетиком Джоном Крейгом Вентером объявлено о создании искусственной клетки весной 2010 года. — Примеч. ред.). Это был один из самых крупных грантов DARPA (Агентство оборонных исследований США. — Прим. ред.). И сейчас все даже боятся прогнозировать, что из всего этого вырастет. про бактерии Крейга Вентера вообще мало кто знает из профессионалов, еще меньше понимают, а масштаб возможных последствий почти никто не осознает. Смысл в том, что бактерии Крейга Вентера обладают искусственно сконструированным генотипом и при этом они способны воспроизводиться — в геноме прошиты все необходимые белки, вся структура. Грубо говоря, есть программа в виде генома, которая создает жизнь. Это полностью рукотворная жизнь, все интеллектуально сконструировано.
  • Еще пять-восемь лет назад разговоры про изменение свойств генома казались фантастическими. Сейчас уже к этому подошли чрезвычайно близко. Имеются в виду вирусы, которые прошивают генетический материал организма и способны менять структуру генома направленным образом. Например, у человека есть генетическая болезнь, он ею болеет. А излечат его, заражая вирусами, которые удаляют дефектный ген, — вместо него подшивают нормальный, и человек поправляется.
  • В Америке физика — 16 тыс. публикаций, а медицина — примерно 150 тыс. публикаций. Соответственно, биотехнологии и инжиниринг — по 30–50 тыс. публикаций. В США произошла смычка медицины, биотехнологий и девайсов. Это означает, что биотехнологии перешли в инженерную плоскость. Уже сейчас все обсуждают, что совсем скоро появится датчик в форме пластыря или клипсы, который можно налепить на человека, и он будет мониторить жизненно важные параметры и при помощи Wi-Fi отсылать их на какой-нибудь девайс врачу.
  • Отличие европейской структуры от американской в том, что у них от биотехнологий идет смычка не на инжиниринг, а на физику. Иногда через междисциплинарные исследования. Так устроена наука в Германии, Англии, Японии, да почти во всех промышленно развитых странах. У них соответственно по медицине и биотехнологиям примерно по 50 тыс. публикаций в год и где-то 12–15 тыс. статей по физике.
  • В современной России: по физике выходит примерно 9 тыс. публикаций в год, а по медицине — 1,5–2 тыс. Это почти в 100 раз меньше, чем в США. То есть сама структура науки отличается от мировых трендов, и наблюдается гигантское отставание.
  • В Китае: у них огромный кластер инжиниринга. Понятно, что они не претендуют пока на великие теоретические открытия, зато приборы, железки они уже делать научились. И у них налаживаются какие-то связи с медициной.
  • Что касается США, связь медицины с инжинирингом у них начала четко проявляться в 2008–2009 годах. И, похоже, что это связано с исследованиями генома человека. То есть на наших глазах в Америке произошла научная революция. Если раньше в классических научных пространствах науки о жизни, природе (lifescience) стыковались через междисциплинарку, какие-то общенаучные представления, то сейчас в Америке они стыкуются через инжиниринг. Это уже такая массовая технологическая история: сотни людей начинают в гаражах ваять девайсы, приборы, датчики и пр. Известен случай, когда мальчик приобрел нанотрубки и у себя в гараже построил приборы для диагностики рака, получил 100 грантов и пр.
  • Навыки поддержки научно-технической деятельности стали максимально близки к ее свойствам. То есть ученый не живет долго, особенно в продуктивном возрасте. Для того чтобы успеть что-то сделать, у него есть пара десятков лет. И если, скажем, государственная научная система десять лет раскачивается, то он просто не успевает. Кому-то повезло, он попал, а кому-то не повезло, и он не попал. А нужно, чтобы машина поддержки, в том числе финансовой, была настолько гибка, чтобы успевать среагировать на тренд каждого года. Для этого все должно быть очень маленькое и очень быстрое.
  • В тот момент, когда у нас появились компьютеры, смартфоны, гаджеты, с нами стали происходить очень интересные изменения. Например, сейчас не надо зубрить, учить многие вещи, их гораздо проще получить через другое технологическое знание. Даже появился такой феномен — Google-образованность, интернет-эрудиция, когда люди стали очень эрудированы во многих вопросах просто потому, что они быстро находят информацию. Более того, наше общение с информацией меняет свою природу, нам надо меньше помнить, но лучше знать, где информация находится. И некоторые системы мозга, которые отвечают за определенные функции, становятся больше не нужны. То есть без постоянной тренировки они деградируют, а другие, наоборот, тренируются все больше. И возможные изменения, связанные со структурой мышления, могут приводить к очень серьезным изменениям.

Использованы материалы http://page42.ru

 

2 комментировали

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply

2 Comments

  • Ирина К.
    12.08.2015, 16:55

    Попытаемся

    REPLY
  • Шишкин
    12.08.2015, 17:44

    надо так надо

    REPLY