Страна биткоинов Как устроено микрогосударство Либерленд и почему его никто не признает

В апреле 2015 года чешский политический активист Вит Едличка нашел на карте никому не принадлежащую землю между Сербией и Хорватией. Вскоре он основал на свободной территории на западном берегу Дуная микрогосударство Либерленд и провозгласил себя его президентом. Либерленд не признает ни одно государство в мире, там никто не живет, даже попасть на эту территорию непросто. Журналист Павел Федоровский побывал на границе с Либерлендом и встретился с президентом республики Витом Едличкой, чтобы понять, есть ли у этой маленькой страны шанс появиться на картах мира.

Автомобиль подъезжает к мосту Беждан через Дунай со стороны Хорватии. На таможне мрачный молодой пограничник на вопрос о новой стране по соседству начинает раздраженно рассказывать: «Вы знаете, это глупость, это несерьезно. Придумали себе! Там государственная граница. Этот Вит Едличка дважды нарушил ее и дважды был наказан. Понятно? Нет никакого Либерленда и не будет! Если ты приедешь в Северную Корею и скажешь — вот это Либерленд, тебе просто башку отрежут. Или в Сибири попробуй у Путина сделать Либерленд! Если вы только попытаетесь сегодня туда сунуться, в наручники и в тюрьму, понятно? Понятно?»

На длинном мосту установлен большой дорожный знак с надписью «Держава граница», нанесенной черной краской. За знаком — пограничная будка, там сидит грустная женщина лет за пятьдесят; узнав, что мы едем в сербский город Бачки Моноштор, тихо спрашивает: «В Либерленд?»

13 апреля 2015 года гражданин Чехии Вит Едличка обнаружил на карте между Сербией и Хорватией семь квадратных километров земли, забытой картографами при межевании границы. В тот же день чех провозгласил эту территорию «Свободной Республикой Либерленд», назначил себя ее президентом, объявил либертарианство политической моделью, а биткоины — официальной валютой.

Глава нового государства также начал принимать заявления на гражданство «конституционной республики с элементами демократии». К лету он получил 350 тысяч заявок, более половины из них прислали жители Турции и арабских стран.


Картографические данные: © Mapbox © OpenStreetMap

Несмотря на слова президента, заселение Либерленда пока не началось. Самому Виту и его единомышленникам лишь несколько раз удалось попасть на эту территорию. Во время первой высадки в апреле колонисты обнаружили там единственную постройку — заброшенный дом, рядом с которым они и установили флаг своей страны. Впоследствии флаг пропал, а хорватская полиция начала задерживать каждого, кто пытался пересечь границу и попасть в Либерленд с их стороны. От Сербии непризнанное государство отделяет Дунай.

Первое посольство Либерленда открыли в Сербии, в городе Бачки Моноштор, в постоялом дворе под названием «Оазис мира». Мы приезжаем туда в конце мая — в этот день там не многолюдно. У входа в гостиницу нас встречает пожилой человек с метелкой. Его зовут Станислав Мартин, 85 лет назад он родился неподалеку от этого места. Мартин — владелец крохотного однокомнатного домика и небольшого огорода по соседству с «Оазисом Мира». На вопрос о посольстве, серб отвечает: «То йе пичкин дим». «Пичкин дым» — устойчивое выражение сербской ненормативной лексики, обозначающее что-топустое и бесполезное, дословно — «дым из женского полового органа».

Расплываясь в улыбке, он приглашает нас зайти на чашку кофе: «Хиппи какие-то, честное слово. Мужик, а у него в носу две сережки. Или в татуировках все. На мой взгляд, они тут, потому что работать не хотят. Земля ничья из-за того, что хорваты нарисовали сложную линию, а сербы просто провели ее по Дунаю. У каждый страны получился свой вариант границы, с соседями не согласовывали. Этого Либерленда, когда Дунай разливается, и вовсе не видно, одним словом — пичкин дым».

В «посольстве» нас встречает помощник президента Едлички — Сениша Матич,29-летний серб, вернувшийся из американской эмиграции. Сениша не очень хочет говорить с журналистами: «Что-то не так скажу, а вы опубликуете как официальное мнение».

Сениша приехал в сербский город Бачки Моноштор, потому что тут «создается история», и вообще это отличное место для отдыха. В гостинице, по его словам, никого нет, потому что все на вечеринке в ресторане — в нескольких километрах отсюда на берегу. «Там сегодня будут музыканты и диджей. Мистер президент тоже появится, я обещал подождать его здесь», — говорит Сениша. «Я отправил президенту смс, что его тут ждет русский, потом думаю — как-то угрожающе звучит и дописал еще „вроде неплохой парень“. Вообще у нас тут много народа из разных стран, большая тусовка», — добавляет помощник Едлички.

* * *

На небольшой поляне у моста Беждан натянут шатер с флагом Либерленда. В шатре — человек десять бэкпеккерского вида, они громко общаются, перекрикивая доносящийся из динамиков хаус. Перед площадкой в грязи припаркован серебристый внедорожник c рисунком на боку: желтый круг с черным щитом и белым крестом на нем — герб «Ассоциации колонистов Либерленда» (LSA). Это общественная организация, зарегистрированная в Швейцарии; на нее работают несколько десятков человек, в основном на добровольных началах. Председатель LSA — Никлас Николайсен, по совместительству генеральный директор компании Bitcoin Suisse AG. Как глава LSA он часто дает интервью, в которых подчеркивает, что «Ассоциация колонистов Либерленда» и правительство самопровозглашенного государства — совершенно разные организации, сотрудничающие между собой.


Фото: страница Liberland в Facebook

Я говорю с двумя девушками из ассоциации, Лауренцией и Анной. Им около 30. Как и большинство волонтеров, они из Западной Европы; над созданием новой страны трудятся граждане Великобритании, Франции, Дании, Нидерландов, Швейцарии и США.

Лауренция и Анна занимаются коммуникациями с местным населением, взаимодействием с медиа и потенциальными гражданами. Основной своей задачей они называют официальное признание Либерленда другими странами. По их словам, к началу строительства все готово, разработан подробный архитектурный план будущей страны с проектами зданий и инфраструктуры. Инвесторы, которыми выступают биткоин-компании (в том числе Bitcoin Suisse AG), планируют полностью профинансировать проект, они же оплачивают деятельность LSA.

Единственным препятствием для появления республики девушки считают хорватские власти, причем столь агрессивная политика Загреба их удивляет: «Здесь по обе стороны границы экономически депрессивный регион. Либерленд в силу своего инвестиционного климата и законодательства может выступить локомотивом для всего региона, привлекая инвестиции и создавая рабочие места. Так Гонконг когда-то помог Китаю. Но самое главное — наш пример может доказать всю условность сложившегося мироустройства, показать, насколько открытым для своих граждан может быть государство. Наш девиз „Живи и дай жить другим“ — это не просто слова».

* * *

Президенту Виту 32 года. Едличка с чешского переводится «елочка». Глава микрогосударства учился экономике и политологии, работал финансовым аналитиком, директором общественной сети беспроводного интернета и менеджером по продажам программного обеспечения. Когда ему было 18, он вступил в Гражданскую демократическую партию Чехии. Убежденный либертарианец и евроскептик, Едличка — с 2009 года член праволиберальной Партии свободных граждан, возглавляет ее отделение в Краловеградецком крае. Вит Едличка — автор цитаты: «Социализм — это фальшивая вера в то, что государство распорядится вашими деньгами лучше, чем вы».

Президент Либерленда Вит Едличка Фото: Liberalistene Norge / flickr (CC BY 2.0)

С президентом мы встречаемся в небольшом ресторанчике Сarda Kod Carine — том самом, где должна быть вечеринка. На террасе с видом на Дунай за столом сидит молодой человек в коричневых классических ботинках, синих джинсах, черной куртке и белой рубашке в голубую полоску. Он пытается с кем-тосвязаться по скайпу. Сениша представляет нас своему руководителю, тот улыбается.

За соседним столом сидит бритый наголо крепкого телосложения молодой человек в куртке-бомбере. Он внимательно читает что-то в айпэде; на стуле рядом с ним лежит рюкзак с георгиевской ленточкой. Парня зовут Ян, это охранник президента. На вопрос, откуда у него ленточка, рассказывает о хороших друзьях из России и, улыбаясь, произносит по-русски «Я за Путина».

Вит Едличка рассказывает, что получил из России больше 12 тысяч заявок на гражданство. На замечание о том, что многие хотят уехать из России, президент хмурится и говорит, что меньше всего хотел бы «участвовать в русскоязычной антиправительственной статье» и портить дипломатические отношения с Россией. Он признается, что симпатизирует своему российскому коллеге, который если и притесняет гражданские свободы (например, права геев), то делает это лишь тогда, когда они выходят на улицы с плакатами и лозунгами, «превращая свою личные убеждения в политическую пропаганду».

Самое главное, по словам Едлички, что Путин, как и он, личной свободе предпочитает экономическую. В Либерленде экономика тоже будет на первом месте. Президент приводит в пример Сингапур: государство процветает, хотя права и свободы граждан там подавляются. «В Либерленде не будет никаких законов о геях и даже закона о браках. Так мы решим эту проблему, каждый сможет маршировать с лозунгами, что он гей или не гей», — говорит Вит.

Всматриваясь в Google Maps на своем ноутбуке, Едличка рассказывает, что название этой территории на картах постоянно меняется: то «Либерленд», то даже «Социалистичка Федеративна Республика Югославия» (которой давно уже не существует). «Раньше на всей этой территории никаких границ не было. Я бы мог даже на машине туда проехать. Ничего не было, я там флаг установил. И все, теперь закрыто. На самом деле, это признание нашей страны. Они закрыли границы не из-за Сербии или чего-то другого, а потому что я учредил там страну. И знаешь, это очень мило с хорватской стороны, весьма полезный для нас шаг», — рассуждает Едличка.

Скорее всего, Хорватия сурово охраняет ничейную землю, потому что уже не первый год претендует на вступление в Шенгенскую зону. Перед тем как страна (ставшая членом Евросоюза в 2013 году) получит право убрать пограничные пункты, она должна доказать свою состоятельность в охране государственных границ. Официальный Загреб назвал новую республику «виртуальным приколом», а его спецслужбы продолжают ловить нарушителей при приближении к Горной Сиге (этим топонимом обозначены на карте семь квадратных километров ничейной территории).

Президент Либерленда Вит Едличка Фото: страница Liberland в Facebook

Президент Либерленда, впрочем, считает, что у его страны врагов нет. Все любят Либерленд, все хотят ему помочь, местное население поддерживает колонистов, подростки бегут фотографироваться с Витом. Полицейские арестовывают граждан новой страны, однако сами тайно пытаются купить флаг; хорватский судья, выписывая штраф, признается, что его детей тоже поймали при попытке проникнуть в новое государство.

Главное — не стараться попасть в Либерленд со стороны Хорватии. Вит говорит, что вместо этого нужно приехать в лагерь волонтеров, там готовиться к заселению и устраивать вечеринки. «Впрочем, сегодня вечеринка не получилась — слишком мало людей. Потому что я не запостил анонс у себя в Facebook», — уверен Едличка.

На вопрос, как в Либерленде на семи квадратных километрах разместятся 400 тысяч человек, президент отвечает: «Запросто, будем строить небоскребы!» В подтверждение своих слов он показывает на ноутбуке 3D-макет города Либерполиса (будущей столицы), подготовленный LSA.

Вит уверен, что все будущие граждане Либерленда — «потрясающие люди», он уже встречал многих из них в разных городах Европы. Его не смущает, что многие потенциальные переселенцы ничего не знают о либертарианстве, а большая часть заявок пришла из Турции, Египта и Сирии. Президент перечисляет, что требуется для того, чтобы стать настоящим гражданином Либерленда: во-первых, не быть коммунистом или фашистом; во-вторых, приехать в волонтерский лагерь; в-третьих, сделать что-то для строительства нового государства.

Президент полон оптимизма и уверен в успехе: «С нами Discovery, „Би-Би-Си“, Vice Media, Associated Press, все они появятся здесь, стоит мне только позвонить, так что все у нас отлично, дело за малым — признать Либерленд». Узнав, что я живу в Любляне, Едличка предлагает мне стать послом Либерленда в Словении. Он открывает какой-то электронный документ, но с разочарованием замечает, что словенцы прислали всего 32 заявки.

* * *

Летом президент Либерленда объявил о сборе средств на покупку катера и беспилотника, а также на зарплату личной помощницы и администрации. Краудфандинг на liberland.org не удался, ни одна позиция не собрала и половины требуемой суммы. Несмотря на провал кампании, Едличка — на средствабиткоин-компаний — спустил первый либерлендский катер на воду, а после представил миру первый самолет Liberland Airways. Кроме того, он открыл магазин Made for Liberland, посольства в Германии и Франции, а также презентовал почтовые марки новой республики.

13 июня флагманское судно Либерленда направилось в Горную Сигу. На его борту находились представители «Ассоциации колонистов Либерленда» и группа волонтеров. Они планировали пересесть на лодку и высадиться на ничейной земле как будто для игры в волейбол — на самом деле их задача была в том, чтобы водрузить флаг Либерленда над единственной постройкой на острове.

К берегу немедленно подошла полицейская лодка, хорваты догнали десант и отобрали флаг. Волонтеры принялись играть в волейбол; пока их конвоировали к катеру, они перекидывали мяч.

Позже Никлас Николайсен, председатель «Ассоциации колонистов Либерленда», заявил: «Хорватские силовики, судя по всему, считают Либерленд своей собственностью и думают, что они могут творить все что угодно с его жителями, например, арестовать их за игру в мяч на пляже. Это — вторжение в чужую страну, похищение мирных граждан и их арест, нарушающие Женевскую конвенцию, — недостойно нового члена Европейского союза». Николайсен призвал Международный Красный Крест проверить условия содержания незаконно арестованных людей, а также заявил, что обратится в Amnesty International и Human Rights Watch.

Президент Либерленда Вит Едличка с будущими гражданами государства в городе Бачки Моноштор в Сербии Фото: Antonio Bronic / Reuters / Scanpix

Никлас Николайсен порой звучит по-настоящему убедительно. По крайней мере, 12 июня он одержал большую победу — за день до «пляжного волейбола» в Либерленде Швейцария признала биткоин валютой, а не товаром. Николайсен был одним из трех официальных биткоин-брокеров, отправивших в феврале 2015 года запрос о статусе биткоинов в Федеральное налоговое управление Швейцарии (FTA). И хотя ранее швейцарская служба по надзору за финансовыми рынками предупреждала, что электронную валюту можно использовать в преступных схемах, FTA выдала положительное решение. Теперь, по закону, криптовалюта не облагается НДС. Швейцария — уже четвертая страна после Великобритании, Бельгии и Нидерландов, разрешившая беспошлинную торговлю биткоинами.

Источник  meduza.io

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply