У обозначений цветов в языке обнаружили собственную эволюцию

Группа психологов и специалистов по оптометрии из Университета штата Огайо обнаружила, что в языке кочевого племени охотников и собирателей Хадза в Танзании существуют всего три общеупотребительных названия цветов, тогда как для других цветов и оттенков имелось множество разнообразных обозначений или же не было никаких вовсе. При этом карточки с образцами цветов они классифицировали так же, как и испытуемые, говорящие на сомалийском языке и носители английского языка, хотя использовали для обозначения тех или иных цветов совершенно разные термины. По мнению исследователей, они зафиксировали раннюю стадию эволюции цветовых обозначений и показали, что отсутствие названий для каких-либо оттенков или же наоборот большое их количество не означает, что представители данной культуры не способны воспринимать какой-либо цвет, либо наоборот различают  множество его оттенков. Эти различия всего лишь вопрос языковой эволюции. Работа опубликована в журнале Current Biology.

Ученые демонстрировали карточки с различными цветами представителям племени Хадза и просили назвать их. Большинство испытуемых использовали одинаковые конвенциональные (общеупотребительные) термины только для трех цветов: белого, черного и красного. Для остальных цветов они использовали большое количество разных вариантов обозначений, либо просто отвечали «Я не знаю».

На втором этапе испытуемых попросили классифицировать карточки с цветами по их сходству. Также как и в предыдущих исследованиях с носителями сомалийского и английского языков, представители народности Хадза выделили 23 цветовых группы. При этом, как и при обозначении цветов на карточках, они все одинаково назвали категории «черный», «белый», «красный», а для остальных использовали  множество разнообразных терминов, в том числе и специально придуманных. Таким образом, Хадза используют такое же количество цветовых категорий, как и в большинстве других языков, однако не имеют конвенциональной системы терминов для обозначения большинства из них.

Ранее эта же группа исследователей принимала участие в World Color Survey, в котором собирались названия цветов у 2616 респондентов – носителей 110 мировых языков. Анализ этих материалов показал, что во всех без исключения культурах и языках мира существует по крайней восемь базовых категорий для обозначения различных хроматических оттенков: красный, зеленый, желтый или оранжевый, синий, пурпурный или фиолетовый, коричневый, розовый, зеленый или синий.

Исходя из этих данных, ученые сделали вывод, что в любой культуре изначально присутствует множество слов-прототипов, которые могут стать конвенциональными обозначениями цветовых категорий в будущем. Все люди воспринимают цвета одинаково, однако количество общеупотребительных их обозначений зависит от развития данного общества. Если в коммуникации им необходимо использовать обозначения множества цветов, то категориальная система усложняется. Если же нет, то она так и остается на простейшем уровне.

Эти выводы противоречат радикальной формулировке широко известной гипотезы Сепира-Уорфа, гласящей, что люди говорящие на разных языках по-разному воспринимают мир и мыслят. Если выводы ученых из Огайо справедливы то, по крайней мере, в отношении цветов это неверно. Здесь стоит также упомянуть известную историю о «Великом обмане с названиями снега у эскимосов» — существует как обоснованная критика теории «100 названий снега у эскимосов», базирующаяся на полисинтетической природе языков эскимосов, так и современные защитники этой концепции, утверждающие, что в ряде вымирающих языков существует множество слов, например, для обозначения оттенков того же снега. Теперь становится понятно, что большое количество слов это не признак богатства общеязыкового тезауруса, а наличие множества сугубо индивидуальных словарей.

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply