Урбанистика — это язык, на котором должны говорить специалисты разных областей

С января 2015 года Алексей Новиков — декан Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ. Кандидат географических наук, в прошлом руководитель московских представительств компаний Standard & Poor’s и Thomson Reuters, он продолжил работу первого декана Школы Александра Высоковского. О том, что теперь будет с Высшей школой урбанистики, как нужно решать градостроительные конфликты и чем урбанисты похожи на адвокатов, Алексей Новиков рассказал в интервью новостной службе ВШЭ.

О том, как в городах появляется урбанистика

— Слово «урбанистика» последнее время стало очень популярным. Все хоть немного интересующиеся городом люди стали считаться урбанистами, в итоге в общественном сознании урбанисты превратились в тех, кто «делает велодорожки», то есть занимается чем-то не очень серьезным. У вас нет такого ощущения?

— Слово «урбанистика» пришло не от велодорожек и не от хипстеров, которые стали ассоциироваться с этим направлением, а от попыток людей разных профессий — архитекторов, строителей, экономистов, социологов, планировщиков, которые работают над современным городом — найти друг с другом общий язык. Это ответ на усложнение городской среды. Профессионалы, создающие урбанистику, приходят из очень разных направлений, из уже сложившихся наук и практик, таких, например, как «Экономика города» и «Жилищная экономика». А есть проектирование и городская планировка — уже совсем не науки, а виды прикладной деятельности.

Урбанистика по большому счету — это язык, на котором должны говорить специалисты из абсолютно разных областей. Сегодня на беседу экономиста с архитектором, как на шоу, можно продавать билеты: они совершенно друг друга не понимают. Но в городской администрации эти профессионалы зачастую работают рука об руку, поэтому им необходимо уметь слышать друг друга. В нашей Школе мы пытаемся создать такой новый, общий язык.

Урбанистическое образование, именно образование, а не курсы или воркшопы, в мире только начинает появляться. Поэтому мы — школа передовая.

— Но Москве всегда ставили в пример, допустим, Нью-Йорк или Амстердам и говорили: «Посмотрите, как у них все разумно сделано». Раз разумно, значит, у них есть специалисты по урбанистике.

— Не только в специалистах дело. В Нью-Йорке или Амстердаме есть местная демократия, и традиции воздействия местного сообщества на планировщиков сыграли значительную роль. Когда планировщики стали учитывать интересы населения, когда они поняли, что существует запрос, скажем, на пешеходные зоны или велодорожки, с этого момента и началась тенденция к комплексному урбанистическому подходу. В общем, причиной появления урбанистики в этих городах является именно местная демократия и ее взаимодействие со свободной рыночной средой.

Общественные слушания как состязательный процесс

— У вас в магистратуре уже было два выпуска. Куда пошли работать ваши выпускники?

— В девелоперские компании, в архитектурные бюро, в муниципалитеты, в консалтинг. Ради этого вся магистерская программа и затеяна — люди идут работать в разные места, но разговаривают на одном профессиональном диалекте.

— Но пока в Москве по-прежнему много градостроительных конфликтов.

— Конфликты неизбежны и, как правило, очень полезны. Если это конструктивный конфликт, он всегда принесет что-то интересное и новое. Люди в какой-то момент все же начинают слышать друг друга, идут на компромисс и двигаются дальше. Главное, чтобы они не говорили друг с другом как слепой с глухим.

Но пока что разговоры происходят именно так, особенно если обратить внимание на общественные слушания. Тут еще особая пропасть между собственно жителями с их ценностями, знаниями и взглядами и представителями городской власти. И не только потому, что между жителями и властями есть определенное недоверие, а потому что с одной стороны представлен профессиональный, а с другой — бытовой взгляд на вещи.

Именно поэтому мы в школе урбанистики начали активно разрабатывать механизм, который позволит разрешать такие конфликты. За неимением лучшего термина на русском языке он называется «адвокативное планирование». Чтобы на встречу с властями, у которых есть генеральный план и расчеты, шли не только жители, которые ничего не могут им противопоставить кроме своих эмоций, но и специалисты.

День открытых дверей Высшей школы урбанистики

18 апреля, в субботу, в Высшей школе урбанистики пройдет День открытых дверей, на котором будет представлена магистерская программа Школы. В этом году на программе открыто 30 бюджетных мест. Подача документов с 1 июня по 15 июля.

Такой механизм действует в многих странах. От имени жителей выступают городские планировщики, но работающие не на городскую администрацию, а независимые, которые пытаются самостоятельно и независимо разобрать конфликт. Это как состязательный процесс в суде. В России этого подхода сейчас явно не хватает, и мы собираемся делать такую программу, сначала образовательную в рамках магистратуры, затем консалтинговую.

— А если, допустим, власти предлагают какую-то в принципе полезную вещь, но жители против? Например, у моей коллеги во дворе на месте газона собираются строить школу. Социальный объект, но жителям жалко газон. Конфликт. На чьей стороне в таком случае будут «адвокаты»?

— Тут начинаются вопросы — нужна ли школа, нужен ли газон, и можно ли совместить разные приоритеты. Как это делается, допустим, в Нью-Йорке? Есть три избранных человека: мэр, аудитор и публичный общественный адвокат. Они друг от друга независимы. Общественный адвокат собирает случаи вроде того, о котором вы говорите, и от имени населения приходит в мэрию и отстаивает интересы граждан. И вот эти два полюса — жители и власть — борются и находят компромиссы. Это может быть компенсация, или изменение планировки, или даже отмена решения. Так или иначе, «подгонка» всегда существует. У нас в России ее часто боятся, потому что это же баталия, конфликт. А демократия только так и живет, только в этом случае город может по-человечески развиваться.

Новые лаборатории и специализации

— Помимо программы адвокативного планирования, еще какие-то новшества в программе Школы будут? Будете ли вы продолжать развивать идеи Александра Высоковского, или у вас своя концепция? 

— Мне концепция Высоковского абсолютно близка, я ее целиком разделяю, и все, что сейчас происходит и будет происходить в дальнейшем — это ее развитие, никакой новой концепции у школы нет. Просто добавляются отдельные программы в силу того, что жизнь в целом и жизнь в городе меняются.

Память об Александре Высоковском

В здании на Покровском бульваре, 8, которое сейчас занимает Высшая школа урбанистики, аудитория № 209 названа именем Высоковского. Также преподаватели и студенты ВШУ работают над изданием всех его работ.

Среди научных направлений у нас сейчас есть три основных. Одно — проектно-учебная лаборатория (ПУЛ), которая занимается разработкой концепции университетского кампуса — не только для Вышки, а вообще кампуса как градообразующей функции для городов, малых и больших. В период экономики знаний это важнейшая вещь. Там речь идет и о планировочных аспектах, и об экономических, и о социальных. Вторая лаборатория занимается пространственным анализом данных (Аналитический центр). Это очень важный аспект — пространственная дифференциация внутри города, сравнение городов между собой. И есть еще лаборатория полевых социологических исследований (ЛПИГ), которая проводит исследование городских сообществ. К этим лабораториям добавятся еще три.

Во-первых, у каждого университета должна быть группа, которая думает о будущем, экспериментирует. И лаборатория, которую мы собираемся создать, будет заниматься прототипированием городской среды будущего. Там могут быть эксперименты по параметрическому градостроительству, использованию новых материалов в архитектуре, реконфигурации пространства, эксперименты по тому, что называется we-кономика (от слова «мы») — «потребление в сотрудничестве». Этот тип экономических отношений уже представлен различными интересными сетевыми структурами, например, сервисом бронирования квартир Airbnb или сервисом заказа такси Uber. С этой лабораторией будет смыкаться новая специализация в рамках магистерской программы, посвященная городу и современным технологиям. Эта специализация откроется уже в 2016 году.

Вторая новая лаборатория, которая у нас появится, будет заниматься экспертизой градостроительных решений, в том числе для судов. Девелоперы часто спорят в судах с городской властью и друг с другом, тут будет полезно независимое мнение. Эта же лаборатория будет заниматься адвокативным планированием, о котором я уже говорил. И еще одно направление ее деятельности — это оценка программ (program evaluation) и оценка воздействия (impact analysis). Данная задача более экономическая и менее архитектурно-планировочная. У нас и в магистратуре появится такой курс.

И наконец, еще одна лаборатория будет работать над моделями гибкого управления городскими территориями, городскими агломерациями. Городская агломерация типа московской разбита на несколько юрисдикций — как минимум, это Москва и Московская область, плюс отдельные муниципалитеты, которые напрямую связаны друг с другом трудовыми поездками, транспортными магистралями, большими проектами. Это все очень динамично, управлять всем этим многообразием административным образом невозможно, поэтому должны существовать разного рода конвенции — налоговые, тарифные, планировочные, которые напрямую влияют на развитие этого общего пространства. В Москве такого подхода нет. Мы хотим создать лабораторию, которая бы занималась изучением таких механизмов, адаптировала к нашим условиям опыт разных стран мира, быть может, придумывала что-то новое.

Польза от конкуренции

— Вы планируете развивать международное сотрудничество?

— Да, наш план связан в том числе и с еще одной большой задачей — сделать школу международной. Она может притягивать студентов и сотрудников не только из стран СНГ, но и со всего мира. Мы уже начинаем вести преподавание по отдельным специализациям на английском языке. Первой будет «Транспорт», совместно с институтом Михаила Блинкина. Кроме того, сейчас я веду переговоры с иностранными университетами и школами, чтобы сделать с ними совместную программу двух дипломов.

Летом мы хотим организовать с помощью мэрии Парижа и французского посольства практику для наших студентов во Франции, чтобы они могли пообщаться с людьми, принимающими решения в мэрии Парижа. Мы также ведем переговоры о совместной программе с IAAC — Institute for Advanced Architecture of Catalonia. У них есть программа «Город и технологии», мы можем ее дополнить своими наработками.

Летом к нам приедет с лекциями Клаудио Сильва, директор CUSP — это исследовательский центр, созданный в рамках нью-йоркского университета бывшим мэром Нью-Йорка Блумбергом. Затем мы ждем Энтони Таунсенда, автора бестселлеров в области городских данных и новых технологий. Эти люди занимаются программами по «умному» городу, собирают множество разнообразных данных и анализируют их.

Мы также договариваемся о совместных проектах с Висенто Гуайардом, главным архитектором Барселоны, и Львом Мановичем, гуру цифрового дизайна городских данных. У нас складываются рабочие контакты с Лондонской школой экономики (LSE), университетом Erasmus в Роттердаме. Мы попробуем сделать с ними совместные магистерские программы и международные лаборатории.

— На сайте института «Стрелка» я прочитала в вашем же интервью про партнерство ВШУ и «Стрелки». Мне казалось, что это конкуренты, у которых не может быть ничего общего.

— Почему? Конечно, мы конкурируем в разных сферах, но на самом деле, гораздо меньше конкурируем, чем дополняем друг друга. «Стрелок» ведь две, одна образовательная, другая — консалтинговая. Мы говорим о партнерстве с образовательной «Стрелкой», и не только со «Стрелкой», но и с другими институтами, которые так или иначе связаны с урбанистикой.

Например, есть тема — создание учебников и вообще корпуса литературы, которую должен прочитать выпускник ВШУ, МАрхИ, «Стрелки», МАРШа. Совместная издательская программа — по-моему, это прекрасно, потому что так или иначе ее результатами будут пользоваться все.

Есть идея организации летних школ. У «Стрелки» есть определенный набор лекторов, с которыми они работают, это очень интересные люди, в основном из сферы архитектуры, иногда концептуалисты. У нас есть тоже есть свой набор — но он другой. И мы сейчас с ними договорились создать летнюю школу ВШУ на «Стрелке», где каждую неделю будет проходить открытая лекция того или иного «гуру». При этом мы планируем участие этого гуру в наших семинарах здесь, в ВШУ. Объединение усилий в той области, где мы очевидно можем друг друга дополнить, мне кажется очень правильным.

Наталья Коныгина, новостная служба ВШЭ

Комментарии:

Внимание! Ваш e-mail не будет опубликован. *поля для обязательного заполнения!

Cancel reply